antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Тихая эпидемия, убивающая белых американок.

Новый важный доклад (и его критика) предлагает объяснение фатальных последствий неравенства.

Новый доклад занял всего шесть страниц последних слушаний Национальной академии наук.
В его названии не было ничего лишнего: «Рост заболеваемости и смертности среди белых не испано-язычных американок среднего возраста в XXI веке». Его авторы – Энн Кейс (Anne Case) из Школы общественных и международных отношений имени Вудро Вильсона и Ангус Дитон (Angus Deaton) из Принстона, получивший недавно нобелевскую премию по экономике.

Они составили выдержанный отчёт о социальной, политической и этнической катастрофе, которая обрушилась на США, в отличие от других промышленно развитых стран, исключая страны бывшего советского блока. За 15 лет, между 1998-2013 годами, примерно полмиллиона американцев умерло гораздо раньше положенного срока.
Речь идёт о белых людях среднего возраста европейского происхождения, принадлежащих к этнической и демократической группе, которая правит Северной Америкой почти 500 лет. И хотя Кейс и Дитон не писали этого, большинство из этого полумиллиона – женщины.

Кейс и Дитон утверждают, что во второй половине века американцы, в целом, жили дольше и болели меньше, чем раньше. Так же, как и люди в других богатых странах, типа Канады.
Однако, для некоторых белых американцев, родившихся в 1961-70 гг., что-то пошло не так. Они выросли в годы, которые считались замечательными: распад Советского Союза, развитие Китая до экономической супердержавы, исчезновение угрозы глобальной ядерной войны.

Смерть вместо прогнозируемой жизни.

Однако, в 1998 году некоторые члены этой возрастной группы начали болеть и умирать. Это не было драматично. Остальная часть населения США, как и других богатых стран, демонстрировала рост продолжительности жизни на 2% в год – это касается и чёрных американцев, которые по-прежнему умирают чаще белых, в абсолютных числах.
Но смертность этой возрастной группы росла на 0,5% в год. Не много, но это продолжалось из года в год. К 2013 году это означало, что умерло 488500 белых американцев, которые должны были жить.

«Время после 1999 года, с точки зрения смертности средневозрастной группы в США – исторически и географически уникально с 1950 года», - говорят Кейс и Дитон. За тот же самый период смертность аналогичных возрастных групп в шести богатых странах (и среди испано-язычных американцев) продолжала падать. Канадцы того же возраста умирали меньше, чем кто-либо, кроме шведов и австралийцев.
В чём же различие между ними? Есть три причины смертности: «Самоубийства, наркотические и алкогольные отравления... хронические заболевания печени и цирроз печени».

Другие причины, типа диабета, превысили 10 смертей на 100000 человек. Рак лёгких от курения упал с 30 до 27 смертей на 100000 человек. Но хронические заболевания печени резко возросли, точно также как самоубийства и «отравления», которые увеличились с 2 до 30 смертей на 100000 человек.
И кто умирал? «Рост смертности для белых (не латиноамериканцев) был обусловлен, в первую очередь, ростом смертности среди окончивших с дипломом среднюю школу или с низшим образованием». Получившие среднее образование, но без диплома? Не сильно лучше. С высшим образованием? «Уровень смертности упал до 57 на 100000».

«Хотя все три образовательные группы столкнулись с увеличением смертности от самоубийств и отравлений», - пишут Кейс и Дитон. - «и с полным увеличением смертности от внешних причин, самые большие увеличения касаются тех, кто получил низшее образование».
В недавнем комментарии по поводу Кейс и Дитона, нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz) заявил, что катастрофа 2008-2009 годов стала причиной сильного стресса для многих американских семей: они или всё потеряли или глубоко погрязли в долгах, держась за статус среднего класса.
Но стресс начался за десятилетие до этого. Кейс и Дитон обнаружили, что количество самоубийств в начале этого периода было выше на Юге и Западе, по сравнению со Средним западом и Северо-востоком – но везде на каждое самоубийство приходились две смерти от наркотического и алкогольного отравления.

Больше всего поражало, что все белые 30-64 лет столкнулись с ростом смертности от одних и тех же причин. «Средневозрастная группа отличается только тем, что сумма этих смертей достаточно большая, что общий рост уровней изменяет направление смертности от всех причин».
Среди белых американцев, по их собственным признаниям, стало больше болезней и страданий, а статистика говорит о «серьёзном психическом стрессе». К 2011-13 годам эта ситуация стала хуже, и растущие числа показали, что обычная повседневная деятельность (например прогулки на четверть мили, подъём на 10 ступеней, покупки и общение с друзьями) стала намного затруднительнее. «Некоторые сказали, что за 15-летний период неспособность к работе удвоилась для белых нелатиноамериканцев 45-54 лет».

«Эпидемия боли, самоубийств и передозировок наркотиками».

Кейс и Дитон называют это «эпидемией боли, самоубийств и передозировок наркотиками», и сравнивают потери с последствиями ВИЧ-СПИДА, начиная с 1981 года. Благодаря огромным усилиям общественного здравоохранения удалось замедлить эту эпидемию, но американская общественность до сих пор не понимает новой угрозы.
Их доклад предсказуемо привёл к определённой реакции. Аналитик и социолог Эндрю Гельман (Andrew Gelman) попробовал глубже рассмотреть эти числа. Он обнаружил, что рост смертей остановился в 2005 году: «С 2005 года уровень смертности продолжал расти среди женщин этой категории, но не среди мужчин».

«На самом деле то, что мы видим», - говорит Гельман. - «это рост смертности среди женщин моложе 53 лет, и ничего особенного в группе 45-54-летних и никаких изменений среди мужчин».
И другие исследователи подтверждают наличие проблем у женщин. Исследование 2012 года обнаружило, что белые женщины без диплома об окончании средней школы «потеряли 5 лет жизни за период с 1990-2008 гг.», за тот же период чёрные женщины с аналогичным образованием жили дольше. В начале этого года Городской институт опубликовал аналогичные выводы.

Кажется, это противоречит интуиции. Возможно, легче согласиться с мыслью, что необразованные белые мужчины среднего возраста чувствуют себя хуже и не могут найти место в жизни. Мы можем понять, когда они регулярно обращаются к бутылке и оксиконтину, и если это не убивает их, то рядом есть сотни миллионов единиц огнестрельного оружия.
Но если белые женщины среднего возраста выпивают, курят, употребляют наркотики и убивают себя из оружия, как это понять?

Эффект группы.

Доктор Шеннон Монатт (Shannon Monatt), демограф и сельский социолог из университета штата Пенсильвания, сказала, что она считает анализ Гельмана заслуживающим доверия.
«Мне интересно, является ли это эффектом группы», - написала она в электронном письме, - «чем-то связанным с общественными, экономическими и политическими условиями в те годы, когда они рождались и росли. Это группа женщин, которые родились в 1961-70 годах, стали подростками в 1974-1983 годах, и стали взрослыми (окончили среднюю школу, поступили в колледж, завели семью) в 1979-88 годах».

«Итак, чем женщины этого возраста отличаются от мужчин? И чем женщины этой группы отличаются от более старших возрастных групп? Есть пара мыслей, но я пока не уверена в них – думаю это связано с ростом смертности.
Эта группа женщин родилась во время сексуальной и социальной революции. Они были маленькими девочками и родились в разгар борьбы за гражданские права женщин. Это время сопровождалось большим оптимизмом, энтузиазмом и надеждами на будущее женщин (включая матерей этой группы)».

«Они достигли подросткового и взрослого возраста в период экономических проблем (середина 1970-1980-е) и столкнулись с семейными и карьерными трудностями, о которых не думали будучи детьми. Это поколение девочек родилось во время начала второй волны феминизма. Наверно, они ожидали большего прогресса для женщин.
Когда они стали взрослыми резко возросла женская трудовая занятость. Поэтому большая часть этой группы столкнулась с конкуренцией и стрессом на работе и в семье, в то время как мужчины продолжали считаться главными кормильцами, а женщины должны были отвечать за воспитание детей и домашние дела. Стресс часто подталкивает к нездоровым механизмам выживания: плохому питанию, избыточному потреблению алкоголя, курению и злоупотреблению наркотиками».

Уровень жизни зависит от принадлежности к классу.

Как бы не обескураживали эти выводы, они только подтверждают давние общественно-медицинские исследования, которые доказали, что уровень жизни зависит от принадлежности к классу. Каждый социальный класс имеет лучшее здоровье и меньший стресс, чем класс, который ниже его, и чаще болеет, чем класс, который выше его. Переместиться между классами намного проще вниз, чем вверх.
Не то чтобы бедные, необразованные люди не знали, как правильно питаться и содержать себя в чистоте. Они знают это. Они просто слишком замучены, чтобы заботиться о себе. Такие исследователи, как доктор Ричард Уилкинсон (Richard Wilkinson), в каждой новой публикации показывают, что неравенство доходов внутри страны создаёт дополнительные стрессы для относительно бедных (даже если они намного лучше обеспечены, чем пресловутые бангладешские крестьяне).

Это даже не чисто капиталистическая проблема. В своей книге 1996 года «Нездоровые общества» Уилкинсон написал, что в коммунистических странах послевоенной Европы продолжительность жизни увеличилась, а общественное здравоохранение значительно улучшилось. Доходы населения этих стран были практически равны. Но к середине 1970-х партийная элита (номенклатура) Восточной Европы и Советского Союза получила доступ к более высокому уровню жизни и более высоким доходам, имея возможность покупать западные товары.
В результате этого, уровень здравоохранения снизился, количество убийств возросло, уровень заболеваний печени увеличился. Союзники отказались от коммунизма в 1990 году, в 1991 году развалился и сам Советский Союз. Появились русские олигархи, резко увеличилось неравенство доходов, продолжительность жизни мужчин сократилась, поскольку они стали больше выпивать и употреблять наркотики.

Теперь мы можем наблюдать, как похожие процессы происходят в стране, выигравшей Холодную войну. Когда вы чувствуете, что живёте в ужасно неблагоприятных условиях своего общества, вы страдаете и занимаетесь самолечением. Это может быть алкоголь, табак или опиаты, или всё сразу. Это может быть избиение своих родных, чтобы почувствовать, что вы контролируете хоть что-то в своей жизни и достойны уважения.
Если мужчины этой группы не умирают преждевременно, то на женщин эффекты неравенства сказываются сильнее.

Смертность в Канаде может быть успокоительно низкой, но для некоторых канадцев она всегда была высокой – особенно для коренных народов. Их доходы существенно ниже, а уровень лишения свободы намного выше, чем у остальных канадцев.
Нужно провести дополнительные исследования в обеих странах, чтобы понять и устранить смертельные последствия неравенства.


Источник: The Silent Epidemic Killing White American Women, Crawford Kilian, The Tyee, AlterNet, December 12, 2015.

Tags: США, бедность, идеи, кризис, медицина, наркотики, статистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments