antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Воду во Флинте отравили неолиберализм и свободный рынок.


На пресс-конференции 8 октября 2015 года мичиганский губернатор Рик Снайдер удивил публику неожиданным разворотом. После назначения в обход выборов в 2011 году чрезвычайного управляющего города Флинт, республиканский губернатор заставил его отменить решение 2014 года переключить водоснабжение на реку Флинт. Это было сделано после появления результатов исследования Политехнического университета Вирджинии, которые подтвердили высокие уровни свинца в городской воде. Несмотря на отключение от реки Флинт, свинец продолжал выделяться стареющими трубами из-за коррозийного эффекта речной воды.
Одновременно, губернатор удвоил финансовое давление на город Флинт. Несмотря на вину властей штата, Снайдер пообещал заплатить только половину от 12 млн. долларов, необходимых для восстановления подключения города к безопасной питьевой воде. Остальные деньги должен заплатить нуждающийся в средствах город и влиятельный благотворительный Фонд Си Эс Мотта – некоммерческая организация, созданная акционерами General Motors. Если жители Флинта хотят снова пить чистую воду, они должны заплатить за это.

Припадочная скупость Снайдера отразилась на его мнении о мичиганских городах с разрушенной промышленностью: местные власти и население живут не по средствам. Чиновники штата заставили их затянуть пояса в русле «более эффективной и конкурентоспособной экономики». На первый взгляд, загрязнение свинцом воды Флинта – вина только халатных и коррупционных властей города. Но на самом деле, отравление городской воды, как и разрушение школьной системы и местной инфраструктуры, а также увеличение уровня насилия вызваны другими людьми. Чрезвычайное положение во Флинте тесно связано с неолиберальными реформами по всей стране.

Кризис по плану.

С 1967 года Флинт приобретал очищенную воду у Детройта. Но в 2014 году чрезвычайный управляющий Дарнелл Ирли (теперь он уже руководит детройтской школьной системой) переключил водоснабжение Флинта на одноимённую местную реку. Этим он собирался сэкономить 2 млн. долларов в год.
Практически сразу жители начали жаловаться на цвет, привкус и запах воды. Чиновники штата проигнорировали эти жалобы. И так как город находится в чрезвычайном финансовом положении, избранные мэр и Городской совет не имеют права принимать решения.

С самого начала отмечались тревожные признаки. Фекальные бактерии в водопроводе стали причиной появления рекомендаций горожанам кипятить воду перед употреблением. Власти увеличили в водопроводе количество хлора, который поднял уровни тригалогенметанов выше порога по Закону о чистой воде.
Но затем ситуация развернулась в другую сторону. Власти Мичигана плевать хотели на бедных жителей Флинта, но тут появился другой человек. Учёный и профессор гражданского строительства из Политехнического университета Вирджинии Марк Эдвардс начал исследовать образцы воды Флинта. Результаты показали серьёзное загрязнение свинцом.

Коррозийная вода реки Флинт выбивала свинец из устаревшей водопроводной системы города. И Эдвард доказал систематические должностные злоупотребления властей. Чиновники штата и города не проверяли воду на загрязнения, не проверяли дома, из которых поступали жалобы о высоких уровнях свинца, и даже выбросили два образца воды, загрязнения в которых превышали федеральный порог 15 частей на миллиард.

Эти события скрывались высокопоставленными чиновниками штата, которые знали о загрязнении воды свинцом задолго до появления результатов исследований Эдвардса.
Многие мичиганские граждане согласны с этим. Например, кинорежиссёр Майкл Мур приехал в свой родной город, назвал негритянское большинство жертвой преступления и призвал к аресту губернатора Снайдера. «Это расистское преступление. Если бы это произошло в другой стране, то мы назвали бы это этнической чисткой», - написал он позже. Затем президент Обама объявил о введении федерального чрезвычайного положения во Флинте.

Труп Флинта.

По мнению большинства, такие города как Флинт – жертвы системы. Здравый смысл подсказывает, что глобализация и высокие технологии сделали постиндустриальные города «ржавого пояса» жертвами реструктуризации и режима жёсткой экономии. Но хотя деиндустриализация – важная часть истории Флинта, за ней прячутся более мощные политические силы, которые опустошают бюджеты и грабят рабочий класс Среднего запада.
По данным Мичиганской городской лиги: с 2003 по 2013 годы Флинт потерял почти 60 млн. долларов, поступавшие раньше от властей штата из торговых налогов, которые выросли за те же самые 10 лет. За этот период власти города в два раза сократили размер полиции, хотя количество тяжких преступлений увеличилось в два раза - с 12,2 на 1000 человек в 2003 году до 23,4 в 2011 году. Эта потеря доходов – больше, чем весь бюджет Флинта за 2015 год.

Фактически, сокращения в таких мичиганских городах как Флинт и Детройт произошли из-за властей штата, атаковавших так называемые уставные фонды распределения доходов для балансировки своих бюджетов и выплат, которые упали из-за сокращения бизнес-налогов. В отличие от «конституционного» распределения доходов в Мичигане, власти штата могут присваивать эти ресурсы по своему усмотрению. Считается, что в 2003-2013 годах власти штата недодали мичиганским городам более 6 млрд. долларов.
И сокращения распределения доходов продолжали расти в рамках политики штата. В 2010 году демократы понесли крупные потери в законодательном органе штата, а губернатором стал республиканец Рик Снайдер. В условиях строгой экономии на уровне штата и всей страны и республиканской консервативной политики, сокращения городских бюджетов проводятся под лозунгами, что такие города как Флинт и Детройт живут не по средствам.

В городах с отрицательными бюджетами власти штата установили новые формы рыночной дисциплины. В 2011 году Снайдер ввёл Программу стимулирования экономической жизнеспособности – новую программу распределения доходов, которая потребовала от городских властей провести рыночные реформы. И хотя доходы постоянно сокращались с начала 2000-х, новые законы рекомендовали ужесточать политику строгой экономии на местном уровне.

Распределение доходов стало связано с ответственностью и прозрачностью, консолидацией услуг и компенсацией сотрудникам. По плану Снайдера, местные власти будут получать выплаты от штата, если сократят такие социальные расходы, как медицинское обслуживание для новых работников. Услуги должны быть консолидированы и приватизированы, и, согласно новой программе, мичиганские города рассматривались в виде предприятий, которые продают свои услуги гражданам-клиентам.
Тем временем, по мере уменьшения денег, которые Мичиган отдавал беднеющим городам, Снайдер стал называть себя технократом, которому удалось сбалансировать бюджет – отчасти, за счёт грабежа городских бюджетов.

Ещё важнее то, что сокращения распределения доходов создали неизбежные финансовые проблемы на городском уровне. Но, не говоря о таблицах и отчётах, эти предсказуемые бюджетные кризисы – часть политики неолиберализма. Они стали оправданием введения чрезвычайного управления во Флинте и в Детройте, в которых исключительный технократ мог ограничить демократию. В конце 2011 года губернатор поставил во главе Флинта своего первого представителя.
Чрезвычайное положение сделало то, что не смогла сделать демократическая политика строгой экономии. В то время, как чрезвычайный управляющий призывал Городской совет подключить Флинт к детройтской воде, в городе сокращались бюджеты школ, больниц и муниципалитета.

В результате этого, местные некоммерческие организации и фонды изменили свою политику. Расположенный во Флинте Фонд Си Эс Мотта с кассой около 2 млрд. долларов финансировал различные службы: от приютов для бездомных и бесплатных столовых до постройки в центре города новых ресторанов, баров и фермерского рынка.
Подчёркивая важность личной ответственности и самостоятельности, Фонд Си Эс Мотта выполняет ключевую роль для выживания самых бедных горожан и служб, от которых они зависят. Но это говорит о постдемократической сущности правления в таких городах как Флинт. В то время как назначенные сверху чиновники сокращают помощь нуждающимся, частные некоммерческие организации решают, кто достоин получать помощь. Эти перемены ставят жителей Флинта перед новой реальностью: доступ к таким услугам как образование и медицина – всего лишь форма благотворительной помощи, а не основные права человека.

Долгая агония пренебрежения.

Трагическое отравление целого города справедливо привлекло внимание американских СМИ. Но чрезвычайное положение во Флинте – это не только кризис водоснабжения. Два последних поколения Флинта страдают от враждебного для окраин перераспределения налогов, о чём недавно писал Даниэл Герц. Конкуренция между чиновниками настроила Флинт против его пригородов и привела к налоговой «гонке к пропасти», при которой местные чиновники стремятся обеспечить «лучшие условия для бизнеса» в ущерб школам, медицине и социальной безопасности.
Город буквально разрушен стратегией максимизации прибыли General Motors, при которой эта корпорация перевела на Юг, Восток и заграницу десятки тысяч рабочих мест с целью уничтожения профсоюзов. От 80000 рабочих мест General Motors, когда-то расположенных во Флинте, осталось только 8000, в то время как безработица по всей стране увеличилась в два раза, а бедность поразила 40% населения.

В то же самое время, город увидел снижение интереса штата, по мере сокращения белого населения и увеличения бедности. И хотя чиновники штата, наконец, признали существование проблемы с водой, они умалчивают о закрытиях школ, отсутствии безопасности и чудовищном росте нищеты.
Некоторое государственное финансирование для Флинта показало узкую точку зрения на современную городскую и социальную политику. Правительство штата выделило деньги из федеральной финансовой программы «Самый тяжёлый удар», которая предназначена для помощи бедным домовладельцам за счёт сноса пустых зданий. Аналогично, местные чиновники и элиты защищают стратегию «очистки города» во Флинте и в Детройте.

Эта политика не предлагает решений для бедных жителей, подразумевая, что пока власти бездействуют, бедные и пустеющие районы как-нибудь сами станут зелёными районами. Что будет с бедняками и рабочими, которые жили в этих районах? Это никого не волнует.
Сегодня Флинт – банкрот. Не из-за плохого финансирования, а из-за неполноценности городской политики, сознательного пренебрежения со стороны властей и системы, для которой люди этого города не имеют никакого значения. Этим городом управляют назначенные сверху чрезвычайные управляющие, а кормят его благотворительные организации, которые не подотчётны обществу.
Отравление воды во Флинте – всего лишь один из многих ярких примеров банкротства неолиберальной системы.


Источник: Flint’s Water Crisis Is No Accident. It’s the Result of Years of Devastating Free-Market Reforms., Jacob Lederman, inthesetimes.com, January 22, 2016.

Tags: Майкл Мур, США, бедность, демократия, идеи, коррупция, кризис, медицина, неолиберализм, профсоюзы, статистика, экология
Subscribe

  • Необходимость ликвидации США.

    26 февраля я побеседовал с Аджамой Баракой. Барака - ветеран массовых общественных организаций, чьи корни уходят в Движение чёрного освобождения,…

  • Ноам Хомский о военной угрозе.

    Современные события разворачиваются быстрыми темпами. Сталкиваясь с тревожной эскалацией по всему миру, мы надеемся, что наши самые уважаемые и…

  • Капитализм и экологический кризис.

    Последствия наводнения 2021 года в Бельгии. Я много говорю о разрушении нашей окружающей среды глобальной системой, в которой человеческое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments