antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Американская война с чернокожими девочками.

Полицейское насилие в Маккинни – не единичный случай. Многие быстро оправдали и забыли шокирующее видео из Техаса. Но правда намного сложнее.

Примерно через два месяца мы будем отмечать 10-летие урагана Катрина – стихийного бедствия, которое разорило города на побережье Мексиканского залива. Эта трагедия осложнилась не только десятилетием государственного пренебрежения, но и тяжёлой нищетой, а также тем, что многие негры не умеют плавать.
60% негров не умеют плавать, и это напрямую относится к сегрегации постройки бассейнов в этой стране. Хотя говорится, что эта проблема, будто бы, пропала после десегрегации в середине XX века, на самом деле, сегрегация бассейнов сохраняется до сего дня, так как городские бассейны – это, в основном, частная собственность в пригородах, к которым большинство чернокожей молодёжи не имеет доступа.

Именно это скрывается за тревожным и драматичным происшествием в пригороде Далласа - Маккинни (Техас) - когда Татьяна Роуз (Tatiana Rose) организовала вечеринку у местного общественного бассейна и пригласила нескольких друзей. Многие из её друзей – чёрные, и многие из этих чёрных живут в этом районе. В своём интервью Татьяна рассказала, что в определённый момент две белых взрослых женщины начали орать на неё и её друзей: «проваливайте откуда пришли», «назад в 8 микрорайон» и называли их «чёрными ублюдками». Когда 14-летняя девочка ответила им, женщины осмеяли её, вынудив Татьяну сказать им, что девочке 14 лет и их поведение неуместно. По словам Татьяны, белые женщины подошли к ней, ударили по лицу, и в нападении участвовали другие люди.

Сообщается, что в полицию было сделано несколько звонков. По крайней мере, один вызов сделала Татьяна, её мать (которая была на месте происшествия) или её друзья – с сообщением, что белые женщины напали на детей. Другие вызовы сделали местные жители, которые сообщали, что собралось слишком много чернокожих детей, там, где им не положено быть, и началась драка. Очевидно, вечеринка получилась слишком большой, и некоторые дети перепрыгивали через забор, чтобы присоединиться к ней.

Затем появилась полиция Маккинни - на место происшествия прибыл офицер Дэвид Эрик Кейсболт (David Eric Casebolt). Он орал на подростков и ругал их. Подростки были безоружны, многие были одеты только в плавки и купальники. Он подбежал к 14-летней девочке и свалил её на землю, а она плакала и звала свою маму. Даже после того, как он её повалил, а она плакала и нисколько не сопротивлялась, он схватил её за волосы, потребовал, чтобы она отвернулась, встал ей на спину коленями и простоял так несколько минут. Непонятно, что сделал этот ребёнок, чтобы вызвать такую ярость, но она точно не ругалась с полицейским, не угрожала ему оружием и не могла представлять физической угрозы, так как весит около 45 кг, а он – рослый мужчина.

Когда её друзья попытались прийти ей на помощь, полицейский достал пистолет, и дико и беспорядочно размахивал им так, что двое других полицейских из вызванного подкрепления сказали ему, что это неправильно. Полицейский перестал целиться из пистолета в детей, но ещё несколько минут держал его в руках, пока не засунул в кобуру.
Его временно отстранили от исполнения обязанностей. Двух белых женщин, которые развязали потасовку и ударили Татьяну Роуз по лицу, не арестовали и ни в чём не обвинили. 14-летняя девочка была травмирована, а возмущённые местные жители всю ночь на понедельник проводили митинг около полицейского управления.

Между тем, многие жители высказали благодарность полиции за «заботу об их безопасности» - так было написано на одиноком плакате, установленном около бассейна на другой день. А все мы вынуждены смириться с совершенно нечестными и иррациональными разговорами о расах, которые произносятся слишком многими белыми людьми после подобных происшествий – с потрясающей регулярностью, надо добавить.
Большинство благонамеренных комментаторов говорят, что Дэвид Кейсболт – «червивое яблоко». «Его временно отстранили», - говорят они. Но мы знаем, что отстранение – ничего не значит, это не увольнение и не обвинение в совершении преступления.

Кроме того, продолжаются разговоры, что «одно червивое яблоко портит всю корзину», как будто произошедшее не имеет значения. Портит. Эти разговоры сконцентрированы не на червивом яблоке, а на тех последствиях, которое оно оказало на других копов. Я согласна, что Дэвид Кейсболт стал неконтролируемым. Я согласна, что другие полицейские, увидев его, сказали ему перестать размахивать пистолетом. Но они не помешали ему встать коленями на девочку, ругать и пугать остальную молодёжь. Это означает, что когда множество детей столкнулось с несправедливым обращением, несколько присутствующих полицейских не оказали им полноценной защиты от одного полицейского-негодяя.
Эти полицейские не потребовали, чтобы их коллега передохнул, пока они разбираются в ситуации. Они позволили ему продолжать то, что он делал. В результате этого, дети почувствовали себя в опасности и были травмированы теми, кто поклялся их защищать.

Белый 15-летний ребёнок, который записал видео происшествия на свой телефон, сделал очевидным суть происшествия – кучка полицейских плохо обращалась с его чёрными друзьями, и не трогала его. Белые люди должны понять, что «не все белые» расисты. Ясно, что родители хорошо поступают, воспитывая антирасистского подростка. Но если белые люди надеются успокоить свою совесть безопасностью одного ребёнка, дело плохо. Опять же, мы не победим расизм простым воспитанием детей в антирасистском духе. Мы также должны противостоять системной сегрегации и приватизации, из-за которых бассейны стали недоступны для детей, у которых нет привилегии проживания в пригороде.

Несколько белых людей поднялись и осудили взрослых белых женщин, которые напали на соседей, устроивших бассейную вечеринку с друзьями, с разрешения матери. Но многие белые, посмотрев видео, заявили, что поведение полицейского было оправдано. Интересен гендерный момент этого происшествия. Невозможно представить, как полицейский схватит маленькую белую девочку в купальнике за волосы, ткнёт её лицом в землю, и несколько минут будет стоять у неё на спине. Если бы это произошло, то вызвало бы моральное возмущение со стороны белых (как впрочем, и чёрных) людей.

Но белые люди не считают негритянских девочек достаточно женственными, с точки зрения сексуальной и подростковой уязвимости. Полицейские и обычные люди часто смотрят на них, как на агрессивных людей, даже из-за детских поступков. Именно поэтому исследователи образования говорят, что чёрных девочек отстраняют от занятий в школе в 6 раз чаще, чем белых, так как даже чернокожие подростки считаются более агрессивными, исходя из расы.

И позвольте мне прояснить: граждане имеют право «говорить то, что думают» полиции. Мы имеем право спрашивать, почему с нами так обращаются, почему нас арестовывают, почему к нам просто подходят. Слишком многие полицейские используют обвинения в нарушении порядка или препятствии осуществлению правосудия, чтобы граждане оставались спокойны и не сомневались в нарушении законов. Пока мы не угрожаем полицейским, мы можем говорить всё, что хотим. А для тех, кто волнуется по поводу нашей вежливости: «невежливость» - это не преступление.
Если бы это было так, то половина американской полиции сидела бы за решёткой.

Кроме того, насильственная невежливость белых женщин, которые физически атаковали подростков, имевших полное право там находиться, ни к чему не привела. Белые женщины проявили расистскую агрессию, но об этом очень часто умалчивается, потому что белая женственность и необходимость её защищать – принципиальная основа сторонников превосходства белой расы. Домашнюю сферу, к большому огорчению моих подруг феминисток, долгое время считали священной зоной белых женщин. Многих чернокожих мужчин линчевали под предлогом защиты неприкосновенности и сексуального достоинства белых женщин. Белые женщины в течение нескольких веков пользовались этой системой, чтобы унижать и оскорблять американских чернокожих, в том числе негритянок.

Но вы не увидите, что белые феминистки связывают эту долгую историю унижений чернокожих женщин с меньшими социальными, политическими и экономическими возможностями, по сравнению с белыми. Они оставляют эту работу чернокожим феминисткам. Тем временем, я надеюсь, что чёрные мужчины начнут понимать, что они не единственные, кто страдает от полицейского насилия. Чёрные девочки страдают в той же степени.
И продолжение поучений неграм (которые делают многие белые и респектабельные чёрные в социальных сетях): мол, если бы эти дети «просто сделали то, что им говорил полицейский, то ничего бы этого не было» - это поразительное расовое невежество. Правильное поведение никогда не защищало негров от полиции.

Большинство этих детей пришли к бассейну по приглашению, но они подверглись физическому насилию со стороны белых жителей, которые не хотели, чтобы они там были, а затем на них напала полиция. Те, кто пришёл без приглашения, сделал это, потому что у них мало возможностей купаться в чистом и безопасном бассейне в жаркое техасское лето. Хорошая полиция, возможно, справилась бы с этой проблемой без насилия и шума.
Но такой полиции в Техасе не оказалось.

Вместо этого, полиция плохо обращалась с подростками (включая приглашенных), потому что она действовала исходя из презумпции невиновности белых жителей, было ясно, что именно белая расистская агрессия стала главной причиной происшествия. Но чёрные дети, как и все чёрные люди, никогда не имеют презумпцию невиновности. Полиция сначала нападает на нас, а уж потом приносит извинения, если вообще делает это.

В целом, белые люди ценят «безопасность» своих частных, отдельных жилых районов больше, чем систему одинаковой охраны всех людей. Понятно, что многие белые жители из пригородов испытывают беспокойство по поводу переполнения районов чернокожими людьми, намного больше переживая об этом, чем об отсутствии действий, когда несколько подростков страдают от грубости полицейских. Если важность безопасности белых выше, чем судьба чёрных общин, которые систематически страдают и чувствуют себя в опасности, пусть так и будет. Понятие белой безопасности сплетено с опасностью для коренных, чёрных и коричневых людей. Пока белые люди не начнут задаваться вопросом по поводу насильственных корней этого понятия, полиция во имя «безопасности белых» будет продолжать безнаказанно терроризировать цветное общество.


Источник: America's War on Black Girls: Why McKinney Police Violence Isn’t About 'One Bad Apple', Brittney Cooper, Salon, AlterNet, June 10, 2015.

____________ ____________

Tags: США, дети, нацизм, полиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments