antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Американские концлагеря времён Второй мировой войны.


The Train to Crystal City: FDR's Secret Prisoner Exchange Program and America's Only Family Internment Camp During World War II, by Jan Jarboe Russell, Scribner, 400 pages, $30.00 hardcover [January 20, 2015 release date].

Как и о многом в этой жизни, о лагере для интернированных времён Второй мировой войны под названием Кристал-Сити (Crystal City) журналистка Джен Джарбо Расселл (Jan Jarboe Russell) узнала случайно. Это было 40 лет назад, когда она училась в колледже. Её преподаватель, ныне покойный Алан Танигучи (Alan Taniguchi), рассказал ей, как его семья оказалась в техасском лагере.
«Церковном лагере?» - спросила она.

«Не совсем», - ответил он, объясняя, что во время Второй мировой войны его и его родителей считали «вражескими иностранцами». Их арестовали из-за их национальности в рамках фбровской зачистки подозреваемых.
Кое-что из этого Расселл уже знала. Она знала, например, что после атаки на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года 120 тысяч японцев, 62% из которых были гражданами США, собрали вместе и загнали в 10 лагерей в Арканзасе, Аризоне, Калифорнии, Колорадо, Айдахо, Юте и Вайоминге. Кроме того, она знала, что это было сделано по распоряжению президента Франклина Делано Рузвельта, и что правительственное распоряжение №9044 позволило правительству США лишать свободы подозреваемых без суда и обвинений, а также захватывать их имущество – в том числе дома и компании – без предупреждений и юридически необходимых процедур.

Но Кристал-Сити? Расселл задалась вопросом, почему об этом никогда не упоминалось в записях о мероприятиях в военное время? Почему так мало людей знают о военном поселении на 290 акрах, в котором удерживались германские, итальянские и японские граждане, плюс японские граждане, которые жили в 13 латиноамериканских странах, плюс их супруги и дети, родившееся от граждан США и латиноамериканцев? И почему некоторых депортировали в их «родные страны», хотя они никогда раньше не видели эти «родные страны», так как родились в США или Латинской Америке? Наконец, поскольку некоторые заключённые Кристал-Сити были частью секретной программы обмена, на кого их меняли?

Это выглядит как большая тайна, так оно и было, и Расселл решила распутать множество нитей государственной политики, в рамках которой был построен и в течение 6 лет (с 1942 по 1948 гг.) функционировал этот лагерь. Попутно, она расспросила несколько десятков человек, сидевших в Кристал-Сити.
Книга сфокусирована на трёх семьях и подробно исследует их жизнь. Расселл изображает чёткую картину ежедневной жизни за колючей проволокой.
Это захватывающее и ужасно увлекательное чтение.
Сначала пишется о семье Эйзерлох. Маттиас и Джоанна Эйзерлох (Matthias and Johanna Eiserloh) в 1923 году иммигрировали из Германии в США и поселились в Стронгвилле (Огайо). Они были легальными жителями, и, начиная с 1930 года, Джоанна родила четырёх детей - граждан США.

Они даже не знали, что ещё до вступления США в войну ФБР пристально следило за немецкими иммигрантами, расследуя деятельность подозреваемых в членстве в американских нацистских организациях, также как и других людей, которые, по мнению бюро, могли представлять угрозу безопасности. Эти приготовления означали, что после нападения на Перл-Харбор ФБР было готово перейти к действиям, а агенты быстро арестовали около «2000 японских и германских иммигрантов на западном и восточном побережьях», - пишет Расселл. – «14 дней спустя ФБР держало в заключении на континентальных США и Гавайях 1430 японцев, 215 итальянцев и 1153 немцев».

Истеричные новости разжигали страхи перед «врагами среди нас», и очень быстро многие жители немецкого анклава Стронгвилля перестали открыто говорить на родном языке. «В город приехали агенты, которые допрашивали их ненемецких соседей», - пишет Расселл. – «Как было во время Первой мировой войны, антинемецкие настроения были повсюду. Сауэркраут (квашенную капусту) стали называть «капустой свободы», а гамбургеры – «стейком Солсбери». В соседнем Кливленде городской оркестр перестал исполнять музыку Бетховена».

Маттиас сказал жене и детям, что некоторые из его коллег смотрят на него презрительно, и он беспокоится о том, что может случиться. Ему хватало ума бояться. 8 января 1942 года в их доме появились вооружённые агенты ФБР, которые устроили обыск и конфисковали письма, фотографии и книги. В конечном счёте, Маттиаса заключили под стражу. Расселл пишет: «это значило, что его могли удерживать в тюрьме в течение неопределённого срока. Слово арест не использовалось. Эйзерлох не имел никаких прав в рамках законодательства США. Ему не разрешали встречаться с адвокатом. Никаких обвинений ему предъявлено не было, и его не осудили за какое-либо преступление. Тем не менее, с этого момента его официально заклеймили вражеским иностранцем».

Хотя впоследствии семья воссоединилась в Кристал-Сити (а затем выслана в Германию), Расселл описывает мучительные испытания этой семьи. «Эйзерлох был врагом из-за немецкого гражданства», - пишет она, - «и ФБР рассматривало его как угрозу безопасности… Джоанна и рождённый в Америке ребёнок были сопутствующим ущербом». Эйзерлохи не были единственными. Во время войны Рузвельт депортировал 31275 «вражеских иностранцев», которые считались подходящими для возможного обмена: 5 болгар, 10905 немцев, 52 венгра, 3278 итальянцев, 16849 японцев, 25 румын и 161 «другой» национальности.

Поразительно, что, по подсчётам исследователей, только около 3% депортированных немцев (большинство из Латинской Америки) явно поддерживали нацистскую идеологию. А остальные? Может быть, они поддерживали её тайно. А может быть, нет.
Маттиаса разлучили с родными на 18 месяцев, за это время Джоанна вместе с детьми впали в нищету, потеряв свой дом и прячась в тесном подвале родственника. Эта ситуация сломила Маттиаса и он согласился, что его семье надо возвращаться в Германию. Тем не менее, он обратился к властям с прошением перед депортацией воссоединиться с семьёй в Кристал-Сити. Его прошение удовлетворили.

Расселл также описывает семью Утсушигава (Utsushigawa). Родившаяся в Америке Суми и её родившиеся в Японии родители перед войной жили в районе Маленький Токио в Лос-Анджелесе. Через два часа после бомбардировки Перл-Харбора агенты ФБР бегали по узким улочкам Маленького Токио, заковывали «японских лидеров» в наручники и увозили их от друзей и родственников», - пишет она. Через несколько дней закрылись все отделения японских банков в Маленьком Токио. Счета всех, кто родился в Японии, были заморожены, в результате этого Утсушигава и им подобные остались без гроша в кармане. Перед Перл-Харбором глава семьи Том был успешным фотографом, но его карьера оказалась незащищённой. 12 марта 1942 года ФБР схватило Тома. Как и Эйзерлохи, его семья воссоединилась в Кристал-Сити после полутора лет разлуки. В конце концов, в сентябре 1943 года их депортировали в Японию в рамках обмена 1330 японцев на такое же число американских дипломатов, бизнесменов, миссионеров и журналистов, которые сидели в японских тюрьмах. По предыдущему соглашению в июне 1942 года в США вернулись 250 чиновников и 2500 граждан. Всего за время войны было шесть обменов пленными, один из них касался нацистского концлагеря Берген-Бельсен.

Третья история книги «Поезд в Кристал-Сити» рассказывает об Ирен Хазенберг (Irene Hasenberg) «еврейки по обмену», которую освободили из Берген-Бельсен в обмен на немецких пленных из Кристал-Сити (Техас). Её история похожа на шпионский роман. Расселл пишет, что Ирен и её семья (два родителя и брат) каким-то образом получили фальшивые эквадорские паспорта, это было для них удачей. Родом из Германии, перед войной Хазенберги жили в Голландии. Как и известная семья Франк, они обсуждали планы спрятаться, но не сделали этого. Впоследствии их отправили в тренировочный лагерь Вестерборк в Нидерландах. Пока они там были, эквадорские паспорта защищали их от пересылки в Освенцим. Но затем их перевезли в Берген-Бельсен, где они сидели в течение 11 мучительных месяцев. Ирен, её мать и брат оказались в списке обмена пленными, а отец не дожил до этого. И так как болезнь матери и брата помешали им уехать в назначенное время, Ирен поехала одна: сначала в Алжир, а затем в США.

Возвращающиеся в Японию и Германию репатрианты сталкивались с мрачной действительностью. Эйзерлохи и Утсушигавы, вернувшись в родные страны, увидели их ужасное положение: разбомбленные города, нехватка продовольствия и жилья, массовые заболевания, невозможность найти работу, по крайней мере сначала. Хотя все родившиеся в США дети, описанные в книге, вернулись в США, не удивительно, что они были травмированы депортацией и заключением в Кристал-Сити.
Тем не менее, важно отметить, что сотрудники Кристал-Сити пытались сделать лагерь удобным. Там были три школы (раздельные: английская, немецкая и японская), чтобы семьи выбирали, куда послать своих детей. Лагерь обеспечивал достаточное питание и кров, у заключённых был доступ к общественным мероприятиям, плавательному бассейну и другим развлечениям. Лишение свободы, пишет Рассел, означало в Кристал-Сити, что «более 6000 американских граждан и иммигрантов из других стран (обычных людей) оказались в заключении из-за правительственного фанатизма, истеричных фобий и бартерных игр (американские заключённые в обмен на заключённых стран оси). Суть проблемы заключалась в Законе об иностранных врагах (Alien Enemies Act). Немцы, японцы и итальянцы, независимо от гражданства, рассматривались как вероятные враги».

Книга Расселл проливает свет на 70-летние унижения. Хотя она не видит связи с современными 1100 депортациями в день, которые проводятся по приказу президента Обамы, Кристал-Сити раскрывает глаза и обращает внимание на политические последствия расизма.
Многие из тех, кто пережил ужасы Второй мировой войны, умерли, а другие очень стары. Но те, кто сидел в Кристал-Сити и других лагерях для интернированных, хорошо помнят свою неволю и пытаются рассказать об этом. Например, Ирен Хазенберг и пятеро других переживших Холокост евреев постоянно встречаются с группой арабских женщин, стремясь разрушить социальные, политические и религиозные различия. «Это работа во имя мира», - сказала Хазенберг Расселл. – «Нас называют врагами, но мы встречаемся и слушаем друг друга. Как же ещё научиться на своих ошибках»?
Действительно, как же ещё.


Источник: Uncovering a World War II Prisoner Exchange Program Through Interned Immigrants' Stories, Eleanor J. Bader, Truthout, January 19, 2015.

____________ ____________

Tags: История, США, война, демократия, депортации, империя, нацизм, репрессии, тюрьмы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments