antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Богатые тоже плачут.


Хотя наш веб-сайт вовсе не сочувствует богатым, но перестройка экономики в интересах спасения банков за счёт подавляющего большинства сильно ударила по отдельным бывшим членам «одного процента» или даже «одного десятого процента». А также, следует отметить, что некоторые из бывших членов высшего контингента разбогатели, когда разрыв между богатыми и всеми остальными был ещё не таким огромным, как теперь.

Дело в том, что экономические проблемы, ударившие по верхушке пищевой цепочки – признак того, что восстанавливается далеко не всё, что развалилось. Хотя СМИ заполнены рассказами об усилении экономики, я сталкиваюсь со многими различными признаками, которые противоречат этим рассказам: закрываются всё больше ресторанов и розничных магазинов (и подолгу не открываются), по сравнению со временем кризиса; в моей парикмахерской говорят, что их доходы не так уж велики; а мой гимнастический зал предлагает здоровенные скидки на продление абонемента. Возможно, это только город Нью-Йорк провалился в какую-то яму, однако, в последние годы, благодаря нежной заботе ФРС и Казначейства США, наш город лучше справляется с рецессией, чем остальные города США.

Контингент, который больше всего страдает – женщины, разведённые более 15 лет назад. Обычно считается, что Лондон – лучший город для разведённых женщин, а Нью-Йорк – один из самых паршивых. Я не могу подтвердить это утверждение. Но, как бы там ни было, предположение, что бывшая жена сможет хорошо заработать на своих инвестициях и недвижимости, или, по крайней мере, устроиться на достойно оплачиваемую работу после получения алиментов, не соответствует реальности. Поэтому женщины, которые думали, что получили достаточно для воспитания своих детей и комфортной (или, по крайней мере, достойной) жизни, дожив затем до 50-60 лет, понимают, что выжить в этом возрасте очень сложно.

Вот история одной женщины, которую я знаю около трёх лет (подробности изменены). Будем называть её Карен. Она из богатой семьи, училась в частной школе в Европе, в середине 1970-х закончила колледж «Лиги плюща», получила учёную степень по математике по одной из лучших программ в Америке. Она вышла замуж за человека из богатой семьи, который теперь обладает миллиардным состоянием. Но наследство Карен было ничтожно, потому что весьма успешный производственный бизнес её деда был промотан её отцом.

Ближе к 40 годам Карен развелась, это было около 20 лет назад. При урегулировании развода она от многого отказалась, чтобы получить своих детей (за этим стоит длинная и неприятная история). Она переехала в скромную квартиру, а сейчас живёт в ещё более скромной квартире (плата за неё стабилизировалась, поэтому она дешевле, чем могла бы быть). Она получила ещё одно образование (не MBA (мастер делового администрирования), а действительно полезное), что, в сочетании с её математическими и статистическими знаниями, должно было дать ей хорошую работу, когда она воспитывала детей, а алименты уже заканчивались.

Когда она начала искать работу в 2009 году, то поняла, что никто не примет её на ту специальность, на которую она училась. Было не совсем ясно, связано ли это с дискриминацией по возрасту или только с чрезвычайной конкуренцией на рынке труда. Ей удалось устроиться на несколько новых предприятий. Она получала процент за увеличение продаж или новые компоненты. Она волновалась по этому поводу, и хотя она сама редко сталкивалась, но слышала, что при этом возникают моральные проблемы. Например, однажды её попросили искажать информацию об услугах фирмы для привлечения потенциальных клиентов. Она старалась делать невозможное и выполняла план продаж, но владелец затаил на неё обиду за нежелание строго исполнять его нечестные схемы продаж. В другом случае, она работала над процессами Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, и была не согласна с подходом руководства к маркетингу Управления, так как хотела соблюдать правила о необходимости раскрытия информации.

По мере потери этих рабочих мест, она приближалась к завершению срока выплат алиментов и начинала паниковать. Она также содержит своего брата (она оплачивает налоги и затраты на обслуживание своей половины дома, который они получили в наследство). Она всерьёз задумалась об устройстве на работу уборщицей.
К её удивлению, её бывший муж не порвал с ней окончательно. Он выплачивал ей существенно сокращённую сумму. И она получила работу помощника учителя математики в местной школе. Она простодушно говорила: «Я думала, что со своими двумя высшими образованиями я смогу зарабатывать 80 тысяч долларов в год. А моя стоимость на рынке составляет 23-30 тысяч долларов». Имейте в виду, что она зарабатывает помощником учителя столько же, сколько зарабатывала бы, убираясь в пяти квартирах на Манхэттене в неделю*.

Таким образом, выплачивая небольшую квартплату и получая деньги от своего бывшего мужа, она позволяла себе немного роскоши – раз в год слетать в Лондон, чтобы увидеться со своей дочерью, которая учится в тамошней школе**. Но работа помощником учителя – не сахар. Некоторые ученики явно недовольны тем, что математику преподаёт старая женщина. И в последний раз, когда один из учителей уволился, ей пришлось больше преподавать (у неё увеличилось количество уроков и учеников), но платили ей столько же.

Среди своих знакомых (это, по моим сведениям, её школьные друзья и родители приятелей её детей) она не знает никого (включая её бывшего мужа - миллиардера), кто бы в течение нескольких последних лет не сталкивался с ещё более худшей ситуацией, и многие из них переживают умеренный или сильный стресс. Многие её знакомые разведённые женщины, даже если они и не в беде сегодня, не имеют средств на ближайшие 20-40 лет своей жизни, и не знают, как вырваться из замкнутого круга. Одна из её подруг, которая не столь образована и находчива как Карен, должна посылать много денег своей матери и долго добивается получения работы уборщицы квартир. У другой есть дом, который она сдавала в аренду, но местный жилищный рынок изменился, и у неё стало мало жильцов. Она отказывается продавать дом, потому что «не может себе позволить потерять его». На самом деле, это означает, что она психологически не может сознаться себе в том, что у неё меньше денег, чем она думала.

Ещё один признак широко распространённого стресса среди якобы благополучных людей из круга общения Карен – они говорят, что благотворительные пожертвования в этом году сокращаются.
Проблемы, с которыми сталкивается Карен и её подруги – не их вина. Очень просто ругать неудачливых бедных за то, что они не работают, хотя большинство бедняков хотят работать и многие из них хорошо работали, пока не началась перестройка экономики, которая сильно сократила достойные рабочие места, заставив людей сражаться за оставшиеся. Точно также, легко ругать и более обеспеченных, для которых тоже изменились правила, когда уже было слишком поздно для того, чтобы что-то изменить в жизни. Точно также, как и люди, которые отчаянно нуждаются в работе, делают выбор, который выглядит неплохим и оправданным, так и Карен и её подруги не выглядели расточительными. Они получали то, чего должно было бы хватить на их жизнь, если бы они не сорили деньгами. И Карен с легкостью осуждает женщин, которые слишком много развлекаются или живут на слишком широкую ногу.

Благодаря «политике нулевой процентной ставки» и «количественному смягчению», эти женщины сталкиваются с теми же самыми пенсионными проблемами, только в более высоком положении. У беднеющих богачей были свои особенности: если у них было более миллиона долларов, они могли вложить их в облигации муниципального транспорта, заработав 3-5% после уплаты налогов, плюс социальное обеспечение, и тогда, после оплаты за дом, не было причин для волнений, если только они не заболевали по-настоящему дорогой болезнью. Поэтому, с учётом личных рисков и необходимости содержать семью, пары миллионов долларов было вполне достаточно для жизни на свой доход, не затрагивая основной капитал, который можно оставить в наследство детям.

Теперь ситуация иная. Сейчас, чтобы заработать 2% на акциях муниципального транспорта нужно вкладывать на десятилетний срок, это означает серьёзный финансовый риск. И если больше невозможно получать достаточный доход со своего основного капитала, то необходимо сократить повседневные расходы, а если этого всё равно недостаточно, то придётся распрощаться со своим капиталом. Это означает, что к концу жизни придётся столкнуться с ужасно реальными шансами оказаться совсем без денег. Те, кто продолжает работать, но зарабатывает мало денег, каждый день держат эту страшную вероятность в уме, продолжая лишь верить (неважно правда это или ложь), что пока они работают, они не разорятся. Пенсионеры и разведённые женщины сталкиваются с высокими шансами финансового разорения. А в нашем обществе, которое становится всё более наёмным и черствым, они вряд ли смогут надеяться на благотворительную помощь, если это случится.

Таким образом, хотя многие из вас, вероятно, считают, что эти женщины не заслуживают сочувствия, их истории похожи на истории многих людей среднего и пожилого возраста: недостаток средств для обеспечения своей жизни, плюс проблемы из-за неспособности получить приличный доход от своих сбережений. Дело в том, что сейчас много отчаявшихся людей. Каждый сталкивается со своим личным уровнем финансового разорения. У рассмотренных в этой статье людей есть возможность и финансовая смекалка, чтобы раньше других понять степень и значение своего разорения.

Примечания:

* - обычная оплата - 100-150 долларов за квартиру с одной спальней, в зависимости от площади и конкретной работы уборщицы (многое зависит от стирки и глажки; при увеличении количества комнат, очевидно, увеличивается оплата). По самым скромным подсчётам, 120 долларов за уборку квартиры, 48 недель в год, без рождественской премии (на самом деле, почти все платят эту премию в размере одной зарплаты) – это 28800 долларов в год. Но эта работа не так стабильна, как ежедневная работа.

** - Прежде чем начать читать мораль о том, что она должна уехать из Нью-Йорка, вы должны знать, что она пытается это сделать, но вряд ли этот прыжок вниз головой даст ей много. Затраты на владение автомобилем перевешивают экономию на жилье.


Источник: Quiet Distress Among the (Ex) Rich, Yves Smith, Naked Capitalism, Truthout, December 18, 2014.

____________ ____________

Tags: США, кризис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments