antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Ноам Хомский: Подлинное движение за социальные перемены.


«Война – это здоровье Государства», - написал социальный критик Рэндольф Борн (Randolph Bourne) в классическом эссе времен вступления Америки в Первую мировую войну -
«Во всём обществе она автоматически приводит в движение неодолимые силы единообразия и страстного сотрудничества с Правительством, принуждая к повиновению меньшинства и индивидуумов, которые лишены стадного чувства… Иные ценности, как например: создание предметов искусства, поиск знаний, причин, красоты и смысла жизни - немедленно и почти единодушно приносятся в жертву, и значимые классы, которые по своему желанию стали агентами-любителями Государства, не только сами жертвуют этими ценностями, но и заставляют других людей жертвовать ими».


На службе «значимых классов» общества стоит интеллигенция, которая «обучена на прагматических заповедях, в полной готовности исполнять приказы, и совершено не готовая для интеллектуальной интерпретации или идеалистической сосредоточенности».
Они «выстроены в шеренгу для службы военным технологиям. Очевидно специфическое сходство между войной и этими людьми. Словно война и эти люди ждали друг друга».
Роль технической интеллигенции в принятии решений – преобладающая в тех областях экономики, которые «обслуживают военные технологии» и близко связаны с правительством, которое гарантирует им безопасность и рост.

Ничего удивительного, что техническая интеллигенция, как правило, стремится к тому, что социолог Баррингтон Мур (Barrington Moore) в 1968 году назвал «хищными решениями для символических реформ дома и контрреволюционного империализма за границей».
Мур предлагает следующее резюме «преобладающего голоса Америки дома и за границей» - идеология, выражающая интересы американской социально-экономической элиты, которая с разных сторон обсуждается многими американскими интеллектуалами, чтобы к этому стремилась значительная часть большинства, получающая «некоторую долю богатого общества».

«Вы можете протестовать на словах, так много, как желаете. К свободе приложено всего одно условие, которое нам хотелось бы поддерживать - ваши протесты могут быть настолько громкими, насколько это возможно, пока они остаются неэффективными… Но любая попытка свергнуть своих угнетателей силой – это угроза цивилизованному обществу и демократическому процессу… Если вы примените силу, то мы, если потребуется, сотрём вас с лица земли взвешенным ответом, который огнённым дождём прольётся с небес».

Общество, в котором такое положение – преобладающая точка зрения, может существовать только с помощью некоторых форм мобилизации, которые могут изменяться от минимальных форм приверженности материальным ресурсам до вероятной угрозы применения силы и насилия.
Учитывая реалии международной политики, в США приверженность может существовать только в форме национального психоза – войны против врага, у которого множество масок: кремлёвские бюрократы, азиатские крестьяне, латиноамериканские студенты, и, несомненно, «городские партизаны» дома.
Интеллектуал традиционно оказывается загнанным в ловушку противоречивых требований правды и власти. Он хотел бы считать себя человеком, который стремится понимать правду, говорить правду, как он её видит, и действовать – коллективно там, где он может или в одиночку там, где он должен – чтобы выступать против несправедливости и притеснения, для построения лучшего общественного порядка.

Если он выберет этот путь, то может рассчитывать на одинокое существование, его будут игнорировать и унижать. Если, с другой стороны, он отдаст свои таланты на службу власти, то сможет получить престиж и богатство.
А также, он может преуспеть в убеждении самого себя (возможно, иногда справедливо) в том, что можно гуманизировать использование власти «значимыми классами». Он может надеяться присоединиться к ним или даже заменить их в управлении обществом для достижения эффективности и свободы.
Интеллектуал, который стремится к этой роли, может использовать риторику революционного социализма или социального построения государства всеобщего благоденствия, в погоне за своим взглядом на «меритократию», при которой знания и технические возможности даруют власть.

Он может изображать себя частью «революционного авангарда», который ведёт всех к новому обществу, или в роли технического эксперта, который с помощью «постепенной технологии» управляет обществом, решая проблемы без фундаментальных изменений.
Для некоторых выбор может зависеть от большего количества критериев, а не только от относительной силы конкурирующих социальных групп. Поэтому, неудивительно, что он довольно часто меняет свои роли – радикальный студент становится экспертом по борьбе с партизанами.
Его претензии, в любом случае, должны рассматриваться с подозрением. Он пропагандирует корыстную идеологию «меритократической элиты», которая, по мнению Карла Маркса (когда он писал о буржуазии), считает «специфические условия своего освобождения - общими условиями, которые являются единственно приемлемыми для спасения всего современного общества».

В этом случае, роль интеллектуалов и радикальных активистов должна состоять в анализе и оценке, чтобы пытаться убедить и организовать, а не захватить власть и правление. В 1904 году Роза Люксембург написала: «С исторической точки зрения, ошибки, совершенные подлинным революционным движением – бесконечно более плодотворны, чем непогрешимость самого умного Центрального Комитета».
Эти замечания – полезное руководство для радикальных интеллектуалов. Они тоже являются источником противоядия от догматизма, которое типично для левых диспутов, с их сухими фактами и религиозным рвением к малопонятным вопросам – самоубийственный левый эквивалент самодовольной поверхностности защитников статус-кво, которые могут воспринимать свои собственные идеологические обязательства не лучше, чем рыба может воспринимать, что она плавает в море.

Радикальные мыслители всегда считали само собой разумеющимся (и вполне справедливо), что эффективная политическая акция, которая угрожает коренным интересам общества, приведёт к «конфронтации» и репрессиям. Это признак интеллектуального банкротства левых, которые стремятся создать «конфронтации»; это явный признак, что усилия по организации важных общественных акций потерпели неудачу.
Особенно нежелательна идея проектирования конфронтаций через манипуляцию невольными участниками так, чтобы они приняли точку зрения, которая не исходит из жизненного опыта и реального понимания. Это не только свидетельство политической неуместности, но и (так как это именно манипуляция и принуждение) подходящая тактика только для движений, целью которых является поддержание элит и авторитарных форм правления.

У интеллектуалов существует множество возможностей принимать участие в подлинных движениях за социальные перемены, и я думаю, что некоторые общие принципы ясны. Интеллектуалы должны быть готовы сталкиваться с фактами и воздерживаться от придумывания удобных фантазий.
Они должны быть готовы взять на себя трудную и серьёзную интеллектуальную работу, которая необходима для реального вклада в понимание. Они должны избегать искушения присоединиться к репрессивной элите и должны помогать созданию массовой политики, которая будет противодействовать (и, в конечном счёте, возьмёт управление на себя) сильным тенденциям к централизации и авторитаризму, которые глубоко укоренились, но весьма необязательны.

Они должны быть готовы столкнуться с репрессиями и защищать ценности, которые проповедуют. В развитом индустриальном обществе существует множество возможностей для активного участия населения в управлении крупнейшими институтами и в преобразовании общественной жизни.
В некоторой степени, мы можем создавать будущее, вместо того, чтобы просто наблюдать за потоком событий. Принимая во внимание ставки, было бы преступлением позволить, чтобы реальные возможности прошли мимо.

Это фрагмент эссе Ноама Хомского (Noam Chomsky) «Knowledge and Power: Intellectuals and the Welfare-Warfare State (Знание и власть: интеллектуалы и государство благоденствия-войны)», которое издано в книге «The New Left (Новые левые)» под редакцией Присциллы Лонг (Priscilla Long).


Источник: Noam Chomsky | A Genuine Movement for Social Change, Noam Chomsky, Truthout, December 02, 2014.

____________ ____________

Tags: История, США, Хомский, война, демократия, идеи, империя, протесты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments