antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Почему эти выборы ничего не изменят.

Печальная реальность состоит в том, что обычные люди не могут соперничать в борьбе за власть с корпоративными «лицами».

Поскольку Америка приближается к промежуточным выборам, становится ясным один из несомненных фактов - прогрессивные перемены всё ещё далеки от нас. Республиканские успехи в Конгрессе – виртуальны, главный вопрос состоит в том, насколько велик будет ущерб.
Отклонение маятника вправо доставило бы меньше беспокойства, если бы перед этим он отклонялся влево, но только самые тупые американцы верят, что в последние годы эта страна переживает либеральные перемены. Несмотря на предвыборную кампанию шестилетней давности под лозунгами надежд и перемен, Барак Обама вскоре окружил себя советниками из Goldman Sachs. И даже если его высказывания были искренними, он ничего не сделал, чтобы бросить вызов фундаментальной сущности власти в Америке. Всем известно, что Уолл-Стрит владеет и управляет системой, и даже самые восторженные поклонники Обамы не верят, что его правительство изменило это.

Сейчас мы приближаемся к последнему этапу президентства Обамы, и, вероятно, самая неутешительная реальность состоит в том, что даже формат дебатов не изменился: одна сторона предлагает крайний консерватизм, который часто сопровождается идиотским антиинтеллектуализмом, а другая сторона предлагает правоцентристскую политику в интересах больших корпораций. Но на самом деле, обе стороны угождают корпоративным желаниям, несмотря на иллюзию, что происходят отчаянные споры. Просто наша плутократия давно освоила искусство контроля над массами.

Чтобы ни произошло в ходе этих выборов, никто всерьёз не верит, что будут обузданы транснациональные корпоративные интересы, что профсоюзы начнут возрождаться, что будет принята серьёзная финансовая реформа, что какая-нибудь значительная государственная инициатива начнёт бороться с фундаментальными причинами имущественного неравенства. Даже если демократы смогут набрать больше голосов, чем прогнозируется, мы можем не сомневаться, что не будет серьёзного сокращения американских военных расходов. И только чересчур наивные оптимисты воображают, что эти выборы станут шагом на пути к решению кризиса разваленной образовательной системы или общественной эпидемии массового лишения свободы.

Безусловно, иногда в Америке происходят настоящие прогрессивные социальные перемены в некоторых областях (недавний пример – победа гомосексуалистов), но любой честный анализ современного американского прогрессивизма должен сделать вывод, что провалов намного больше, чем успехов. Всё больше рабочих живут на краю или за краем бедности, или в ещё более худших условиях. Низкооплачиваемые рабочие места деградируют, техника безопасности на рабочих местах не соблюдается, большинство агентств нанимает только временных работников. Во многих цветных сообществах «трубопровод от школы к тюрьме» стал абсолютной и фундаментальной социальной нормой. Отмена государственного контроля и приватизация в интересах влиятельной корпоративной власти стали основой нашей системы. И благодаря деятельности общественных консерваторов, репродуктивные права оказались под угрозой почти по всей стране – не только аборты, но даже доступ к механизмам контроля над рождаемостью стали в нашем обществе полем боя. И, к сожалению, мало кто надеется, что промежуточные выборы 2014 года изменят что-либо из перечисленного.

Если и есть причина для надежды на восстановление разрушенной американской политики и государственной деятельности, то она основана на факте, что корень проблемы стал совершенно очевиден и ясен для всех: ключевой виновник – чрезвычайная корпоративная власть. Благодаря финансовому кризису 2008 года, постановлению 2010 года «Объединённые граждане» и разрушению американской политической системы, диагноз поставить не сложно. Если обычные американцы лишены доступа к власти, то только потому, что власть находится в другом месте, и это другое место – корпоративный сектор.

Американцы любят поболтать о демократии, но печальная реальность состоит в том, что обычные люди не могут соперничать в борьбе за власть с корпоративными «лицами». У корпораций не только гораздо больше богатства, но и многих других преимуществ: они сфокусированы на извлечении прибыли, и, в отличие от простых людей, не ограничены моральными нормами, семейными ценностями, побочными проблемами, не озабочены состоянием здоровья и приближением смерти. Если считать корпорации настоящими людьми (а Верховный суд говорит, что это именно так), то тогда их нужно считать сверхчеловеками, так как по наличию возможностей и ресурсов они сильнее живых людей.

Живые люди могут стремиться к прогрессивным целям, борясь за экологическую стабильность, за социальную и экономическую справедливость, за права рабочих, потребителей и малых бизнесменов, за обуздание милитаристской внешней политики. Но мы должны понимать, что почти все эти усилия обречены на провал, если они по-настоящему угрожают корпоративной власти. Несомненно, некоторого прогресса можно добиться, если эти усилия достаточно последовательны (или не противоречат корпоративным интересам), но большая часть прогрессивных устремлений просто неприемлема для корпораций и промышленности, которые руководят нашей плутократией.

Действительно, даже небольшие проблемы, которые, казалось бы, не имеют значения для корпоративной Америки (например, право женщин на выбор) трудно решаемы, так как корпорации для получения политической выгоды заключили союзы с консервативными силами. Те, кто управляет Американским законодательным советом (American Legislative Exchange Council - ALEC) и Торговой Палатой (Chamber of Commerce) – двумя чрезвычайно влиятельными центрами корпоративной политической власти – не могут ещё меньше волноваться о правах 10-недельного зародыша, но несколько десятилетий назад они поняли, что консерваторы будут действовать в их интересах, если прокорпоративные политики будут проводить антиабортные решения. То же касается и странного брака Уолл-Стрит и правых религиозных фундаменталистов из современной республиканской партии.

Обама говорил о надежде и переменах, когда побеждал на выборах шесть лет назад, но становится очевидным, что в Америке ничего не может по-настоящему измениться, пока корпоративная власть не будет контролироваться. Только в последнем поколении мы видели, как Уолл-Стрит (часто при поддержке демократов) с успехом занимается лоббированием сокращения государственного регулирования коммуникационных корпораций (что привело к консолидации этой индустрии) и банковской сферы (что привело к безответственной деятельности и экономическому коллапсу 2008 года); прикладывает значительные усилия, чтобы приватизировать государственные функции (от тюремного заключения до социального обеспечения); и доминирует в предвыборных кампаниях (прямо продвигая корпоративные интересы в политику и ограничивая возможности живых людей). Даже катастрофическое нападение на Ирак в 2003 году, очевидно, связано с управляемой корпорациями военной элитой, которая жирует за счёт неполноценной и неинформированной общественности.

Из-за всего этого стало ясно, что те, кто хочет иметь государственную политику, основанную на чаяниях и интересах простых людей, должны объединиться, чтобы пересмотреть и ограничить права корпораций. Независимо от области, в которой действуют активисты под флагом прогрессивизма (борьба за права человека, за мир, за экономическую справедливость, за сохранность окружающей среды и т.д.), все они должны постоянно говорить о проблеме корпоративной власти, поскольку корпоративная власть – единственная проблема, которая в равной мере актуальна для всех областей прогрессивизма.

В конечном счёте, для долгосрочного успеха прогрессивизма, проблема корпоративной индивидуальности должна быть решена на уровне Конституции - либо будущим более либеральным Верховным судом, либо Поправкой к Конституции, которую должно категорически потребовать более информированное общество. А пока, законодательные усилия по обузданию корпоративной власти, в лучшем случае, могут рассматриваться как временные заплатки. Большая часть серьёзных законодательных усилий по обузданию корпоративной власти - недостаточна, потому что корпорации могут использовать свои неограниченные ресурсы для судебных тяжб и лоббирования полной отмены государственного и общественного контроля, а в таких ключевых вопросах, как финансирование избирательных кампаний, Верховный суд уже встал на сторону корпоративного сектора.

Хорошо то, что проблема стала достаточно очевидной и понятной. Но есть и плохая сторона – чтобы справиться с этой проблемой, разумным американцам необходимо нечто большее, чем обычные усилия по продвижению нескольких прогрессивных и реформистских законопроектов. Необходимо добиться перемен на высоком, конституционном уровне, а корпоративная оппозиция очень богата и старательно борется за сохранение своей власти.

Автор - Дэвид Найос (David Niose) – главный юрист Американской Гуманистской Ассоциации (American Humanist Association) из Вашингтона. Он написал книгу Fighting Back the Right: Reclaiming America from the Attack on Reason (Ответный удар справа: Восстановление Америки от нападения на разум), которая готовится к публикации в декабре 2014 года.


Источник: Why This Election Will Change Nothing and What You Can Do About It, David Niose, AlterNet, October 24, 2014.

____________ ____________

Tags: США, банки, бедность, война, демократия, идеи, империя, коррупция, кризис, неолиберализм, профсоюзы, тюрьмы, школы, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments