antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Танцуй, пока лежишь мертвым на улице.


Бутылки и свечи формируют импровизированный мемориал в честь Майкла Брауна в том месте Фергюсона (Миссури), где был убит этот безоружный 18-летний подросток. (Photo: Eric Thayer, The New York Times, Aug. 16, 2014.)

Поэт Клод Маккей (Claude McKay) написал поэму под названием «Суд Линча (The Lynching)», в ней он описал линчевание чернокожего мужчины:
И маленькие мальчики, которые должны стать линчевателями,
С дьявольским ликованием танцевали вокруг ужасной вещи
.

Мы думали об этих строчках и об истории линчеваний, когда читали о субботнем полицейском расстреле в пригороде Сент-Луиса безоружного чернокожего студента Майкла Брауна.
Хотя его смерть не была «судом Линча» (в буквальном смысле этого термина), его тело оставили лежать на улице в течение нескольких часов. Исторически так сложилось, что линчевание чернокожих мужчин использовалось в качестве терроризма против других американских граждан и в качестве предупреждения чёрным американцам – это может произойти с вами, если вы посмеете бороться за свои права: за право голосовать, за право на образование, за право на собственность, или даже за право заговорить с человеком, цвет кожи которого отличается от вашего.

Линчевание стало в Америке чем-то банальным. Тело оставляли висеть в течение нескольких часов, иногда с прикреплёнными табличками, которые предупреждали, что тело снимать нельзя. Эта тактика повсюду использовалась, чтобы вселить страх в сердца чёрных американцев.
Итак, какое сообщение посылалось неграм, когда тело безоружного чернокожего подростка оставили лежать на улице пригорода в течение нескольких часов? Какое сообщение посылалось во время ареста людей, которые сняли на видео убийство полицейскими Эрика Гарнера (Крисси Ортис и Рэмси Орта - Chrissie Ortiz and Ramsey Orta)? Какое сообщение посылалось, когда полицейский называл афроамериканцев «животными»?

История Америки научила нас, что жизнь чернокожих ценилась далеко не всегда, и теперь нам напомнили об этом.
С помощью линчеваний терроризировали не только американских негров, они делали белых американцев бесчувственными к ужасным и негуманным действиям. Клод Маккей писал:
Женщины собирались, чтобы поглазеть, но ни у одной из них
Никогда не появлялось печали в глазах сине-стального цвета.


Социальные сети добились удивительного успеха в разоблачении массовых террористических действий, которые ежедневно приписываются афро- и латиноамериканцам, но белые американцы остаются глухи к этому, они не чувствуют необходимости вмешиваться.
День занимался, и смешанные толпы прибывали на зрелище.
Клод Маккей говорил о зрелище суда Линча.

Современные дневные суды Линча – чьи-то чужие проблемы, пока они не произойдут на пороге вашего дома. Мы заходим в социальные сети, чтобы написать комментарии, одеваем майки со словами солидарности, но лишь немногие из нас делают что-то, кроме разговоров о проблемах Америки. Для перемен необходим народ, который готов воспитывать и защищать всех своих детей. Для перемен необходимы люди, которые объединяются, чтобы сказать «хватит», коллективно выступая за общее равенство. Для перемен необходимо объединяться, так как мы сталкиваемся с системными проблемами. Для перемен необходимы прямые ответы и изменения существующей политической системы, а не отдельные запросы на имя какого-то чиновника с требованием отмщения.

Мы должны быть готовы бросить вызов нашему собственному статус-кво, нашим убеждениям и предрассудкам. И мы должны быть готовы говорить о них, исправлять их и уходить от них. Пока мы не будем этого делать, мы будем продолжать недооценивать жизни людей, которые отличны от нас. Мы все несём ответственность, если не говорим от лица тех у кого нет права голоса, ничего не делаем ради них и не защищаем их.

Мы все должны быть рассержены тем, что Майка Брауна расстреляли и оставили лежать в назидание всему его району. Мы не можем просто остановиться на этом гневе. Мы должны потратить время, чтобы понять, что этот отдельный расстрел связан с серьёзными системными проблемами. Мы должны добиться, чтобы это больше никогда не происходило.

У меня, как и у некоторых из вас, отец служил в правоохранительных органах, и с юного возраста меня учили правилам общения с полицией. Отец говорил: «Люди священны для нас, потому что мы - чёрные». Даже мой отец, чернокожий полицейский, боялся, что его чернокожий сын может стать жертвой полицейской жестокости. Я никогда не спрашивал «почему»; только размышлял и пришёл к выводу, что белые полицейские мужского пола ненавидят чёрных людей. В ответ на это, я не слишком беспокоился за белых полицейских. Поэтому представьте возникающее напряжение, когда белый полицейский мужского пола проводит обычную остановку автомобиля, в котором сижу я. Моя кровь кипит, а я должен контролировать свои ответы.

У нас, чернокожих людей, есть место в американском обществе, наши жизни имеют значение. Вы можете линчевать, избивать и расстреливать нас, но это не ослабит нашу храбрость. Наше наследие, наследие стойких людей никуда не денется.


Источник: Dancing While Lying Dead in the Street, Wade Davis II and Michael Jennings, The Feminist Wire, Truthout, August 18, 2014.

____________ ____________

Tags: США, идеи, нацизм, полиция, расстрелы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments