antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Красный Крест: Как мы тратим деньги пострадавших от Сэнди - это «коммерческая тайна».


Американский Красный Крест поступает очень плохо, держа в секрете то, как он потратил более 300 миллионов долларов, выделенных на помощь пострадавшим от урагана Сэнди.
Эти благотворители наняли странную юридическую контору, главная цель которой — борьба против общественных запросов, которые мы сформировали вместе со штатом Нью-Йорк. Они утверждают, что эта информация - «коммерческая тайна».
Заявление Красного Креста о «коммерческой тайне» убедило руководство штата подредактировать некоторые документы, хотя пока не ясно насколько серьёзна эта цензура, так как эти документы ещё не опубликованы.

Как мы уже сообщали, Красный Крест раскрывает не так много подробностей о том, как он тратит деньги, выделенные на ликвидацию последствий стихийных бедствий. Это мешает выяснить, потрачены ли деньги доноров так, как нужно.
Красный Крест сообщил некоторую информацию о трате денег, выделенных пострадавшим от Сэнди, но только Генеральному прокурору Нью-Йорка Эрику Шнайдерману (Eric Schneiderman), который расследовал благотворительность. Но на наши просьбы сообщить подробности, Красный Крест отказывается отвечать.
Поэтому мы подали публичный запрос на информацию от Красного Креста в адрес Генерального прокурора.
А затем появилась юридическая контора Gibson Dunn.

Адвокат нью-йоркского офиса этой конторы обратился к Генеральному прокурору, потребовав заблокировать раскрытие некоторой информации о Сэнди, ссылаясь на то, что в Законе о свободе информации штата (Freedom of Information Law) коммерческая тайна защищена от разглашения.
В документах Красного Креста содержится «внутренняя и лицензионная методология, процедура сбора средств, конфиденциальная информация о его внутренних операциях и конфиденциальная финансовая информация», - написала в письме Генеральному прокурору Габриэль Левин (Gabrielle Levin) из Gibson Dunn.
Если будут раскрыты детали, то «Американский Красный Крест пострадает от конкурентного ущерба, так как его конкуренты смогут повторить бизнес-модели Красного Креста для увеличения конкурентного преимущества», - написала Левин.

В письме не уточняется, что из себя представляют «конкуренты» Красного Креста.
Красный Крест - «общественная благотворительная организация, она занимает уникальное положение в ликвидации последствий стихийных бедствий, параллельно с федеральным правительством».
Красный Крест захотел, чтобы в документах подредактировали «двухстрочные заголовки» наверху страниц, одна из этих строк содержала название организации «Американский Красный Крест».
Прокуратура отказалась редактировать эту строку, заявив, что «раскрытие этих двух строк не нанесёт Красному Кресту экономического ущерба».

Отвечая на вопрос о причине стремления сохранить в тайне материалы об урагане Сэнди, пресс-секретарь Красного Креста Энн Мэри Боррего (Anne Marie Borrego) сказала ProPublica: «Мы стремимся сохранить конфиденциальность небольшой части письма [отправленного Ген.прокурору], содержащую конфиденциальную информацию, которая важна для поддержания нашей способности собирать средства и выполнять свою миссию».
Некоммерческий эксперт Дуг Уайт (Doug White), который руководит программой управления сбором средств в Колумбийском университете сказал, что могут быть обстоятельства, когда некоммерческая организация имеет коммерческие интересы (например, логотип университета), но не ясно, что стоит за «коммерческой тайной» Красного Креста. Он сказал, что это письмо адвокатов — очевидная «тактика проволочек».

Бен Смиловиц (Ben Smilowitz) из группы наблюдателей Disaster Accountability Project (Проект подотчётности ликвидации последствий катастроф) сказал:
«Ссылка на «коммерческую тайну» при ответе на запрос о раскрытии информации — не то, что можно было бы ожидать от организации, которая называет себя «прозрачной и ответственной»».
Согласившись утаить некоторые детали, прокуратура обнаружила, что в части документов благотворители хотели подредактировать «описание бизнес-стратегии, внутренних оперативных процедур, а также решений, внутренних обсуждений и процессов принятия решений, которые влияют на сбор средств и распределение пожертвований».

Прокуратура решила, что «эта информация — собственность и, в сущности, коммерческая тайна, раскрытие которой нанесло бы Красному Кресту экономический ущерб и поставило бы Красный Крест в невыгодное положение».
Ещё один раздел, который попросил подредактировать Красный Крест — параграф, в котором отмечается «готовность благотворительной организации встретиться [с Генеральным прокурором]». Прокуратура отказала в этой просьбе.

Пресс-секретарь Красного Креста Боррего отказалась говорить о том, сколько её благотворительная организация заплатила Gibson Dunn, но она сказала: «для покрытия этих расходов мы не используем финансы, выделенные на борьбу с последствиями урагана Сэнди».
Мы сообщим вам, когда мы получим документы, которые запросили, по крайней мере, те, что не попали в категорию «коммерческая тайна».


Источник: Red Cross: How We Spent Sandy Money Is a "Trade Secret", Justin Elliott, ProPublica, Truthout, June 27, 2014.

____________ ____________

Tags: США, коррупция, неолиберализм, экология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments