antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Журналист хочет, чтобы полицейские несли ответственность за убийства людей.

Журналист Д. Брайан Бергарт (D. Brian Burghart) увидел зияющую информационную дыру и понял, что никто не знает сколько гражданских лиц ежегодно погибает от рук представителей правоохранительных органов. Поэтому он начал заполнять базу данных Fatal Encounters («смертельные схватки»), чтобы отслеживать эти случаи.

Между Эйяной Джонс (Aiyana Jones) и Юджином Мэллори (Eugene Mallory), кажется, нет ничего общего. У Джонс была чёрная кожа, она училась в младшем классе детройтской школы, ей было 7 лет, вся жизнь была впереди. Мэллори было 80 лет, у него была белая кожа, проработав инженером в Lockeed Martin, он ушёл на пенсию и жил в пригороде Лос-Анджелеса.
Их объединяет жестокая и неожиданная смерть от рук полицейских. Эйяна была застрелена во время полицейской облавы на её дом в 2010 году, и Мэллори был застрелен во время полицейской облавы на его дом в 2012 году. Оба были невиновны, и не совершали никаких преступлений. И они вовсе не одиноки. Тем не менее, насколько велико число подобных жертв, никто не знает.

ФБР отслеживает количество полицейских, убитых при исполнении служебных обязанностей, но отказывается фиксировать количество гражданских лиц, убитых полицией. Но если прислушаться к свидетельствам местных жителей, это число не маленькое. В одном только округе Лос-Анджелес полицейские убили в среднем 41 человека в год - за период 2007-2013 гг.
Д. Брайан Бергарт – редактор Reno News & Review и преподаватель журналистики университета Невады – решил, что отсутствие этой информации – неприемлемо.
Он увидел информационную дыру, которую он, как журналист, обязан заполнить. Недавно, Бергарт запустил веб-сайт Fatal Encounters, который отслеживает и подсчитывает полицейские убийства мирных граждан, и просит общественность помочь ему в наполнении базы данных. Он составил полный список полицейских агентств в стране, чтобы общественности было просто делать запросы о смертельных случаях.

«Сейчас 2014 год, и мы не можем знать, сколько людей ежегодно убивает наше правительство на наших улицах?» - задался он вопросом.
С распространением смартфонов, которые могут снять качественное видео и немедленно опубликовать его в социальных сетях, трудно сказать, являются ли происшествия возрастающими злоупотреблениями. Например, избиение лежащего, скованного и беспомощного Порфирио Лопеса (Porfirio Lopez) полицейскими Лонг-Бич (Калифорния) в прошлом году; или расстрел лежащего и скованного наручниками Мэнни Лопеса (Manny Lopez) в Анахайме (Калифорния). Отсутствие данных лишает возможности всесторонне следить за этими инцидентами и делать выводы о тенденциях.
Но очевидно, что отделы местной полиции становятся милитаризированными до такой степени, что их уже невозможно отличить от солдат, ведущих бои в заграничных войнах.

Это побудило ACLU (Американский союз защиты гражданских свобод - American Civil Liberties Union) сделать запрос: в действительности ли полиция Детройта нуждается в «чрезмерной военной технике, которая обычно используется при выполнении ночных операций в Ираке и Афганистане». Во время их нападения на дом Эйяны Джонс и убийства её, они «использовали вооружение и тактику театра боевых действий, в условиях поощрения полицейской агрессии».
«К сожалению, реальность такова, что в мозгах полицейских США существует психологическое разделение», - сказала Патрисс Каллорс-Бриньяк (Patrisse Cullors-Brignac), основательница Коалиции за прекращение насилия службы шерифа в тюрьмах Лос-Анджелеса (Coalition to End Sheriff Violence in L.A. Jails). – «В других странах совершенно ясно, что вооружённые силы – это вооружённые силы. В США правоохранительные органы обучаются как военные и являются частью общества».

Каллорс-Бриньяк также указала на культуру «мачизмо (machismo)», которая презирает разговоры о психологических травмах. Это означает, что сотрудники полиции, часть из которых участвовали в боевых действиях в Ираке и Афгангистане, часто молча страдают от посттравматического синдрома и распространяют насилие в тех районах, которым они обязаны служить.
«В таких вещах, как война с наркотиками или война с бандами, фактический язык, который они используют, соответствует языку вооружённых сил», - сказала она. Мышление создаёт мировоззрение, в котором жители американских районов становятся «партизанами», а милитаризованная полиция – оккупационными войсками.

Начиная с объявления «войны с наркотиками» и ещё сильнее после 11 сентября, полицейские управления, фактически, получили неограниченный доступ к федеральным грантам, военной технике и тренировкам, - сообщает ACLU. Но, хотя количество невинных американских гражданских жертв продолжает расти, что неправильно, применение силы также продолжает расти, при недостаточном общественном надзоре.
Это заставило ACLU начать широкое исследование связей между милитаризацией полиции и агрессивной полицейской практикой, которые привели к таким жертвам, как Эйяна Джонс и Юджин Мэллори.

Отслеживание закономерностей. Требование ответственности.

Бергарт надеется, что его база данных может оказаться ценным ресурсом при определении того, сколько смертельных столкновений с полицией можно было бы избежать. Он уже заметил закономерности в данных, которые могут рассказать о важных проблемах. Бергарт говорит, что кроме преступного поведения, самыми частыми факторами полицейских перестрелок являются психические заболевания, раса и пол. Несомненно, полицейские чаще убивают мужчин, чем женщин.
«Психические заболевания – это большая и умалчиваемая история», - сказал он.

Такие громкие дела, как ужасная смерть бездомного из Фуллертона (Калифорния) Келли Томаса (Kelly Thomas) в результате избиений в 2011 году, захватывают внимание национальных СМИ. Но бывший офицер Управления полиции Лос-Анджелеса Алекс Салазар (Alex Salazar), который теперь помогает полицейским с посттравматическим синдромом и работает частным сыщиком по делам, связанным с полицейским насилием, сомневается, что это дело было бы таким громким, если бы оно не было заснято на видеокамеру.
Возмущение в связи с инцидентом стало причиной массовых протестов в Фуллертоне и привело к арестам двух из шести участвующих в избиении копов - Мануэля Рамоса и Джея Чичинелли (Manuel Ramos and Jay Cicinelli), которым были предъявлены обвинения в предумышленном и непредумышленном убийстве. Оба были оправданы.

Но если бы не было видеозаписи, то, по мнению Салазара, полицейских вряд ли бы вызвали в суд.
«Если у них есть значок, они получают право на освобождение от тюрьмы», - сказал он. «Они могут сказать: «Я напугался за свою жизнь»».
Бергарт всесторонне описал трагедию полицейского расстрела, который привёл к смерти страдающей депрессией Моники Ричи (Monica Ritchey) около дома двух её дочерей. Ричи была склонна к самоубийству, вооружена и выстрелила в одну из своих дочерей, что стало причиной ответного полицейского огня в женщину.

Обновление. После опубликования этой истории, адвокат дочери Ричи рассказал Бергарту, что в дочь выстрелили именно полицейские, а не её мать. О развитии этой истории можно узнать здесь.

Если бы не работа Бергарта, это происшествие привлекло бы мало внимания. Часть проблемы состоит в том, как освещают эти истории СМИ, - сказал он.
«Это было место преступления того сорта, которое заставляет пускать слюни продюсеров и редакторов новостей: полицейские и преступники палят из пушек, родственники страдают, кровь течёт по улице и внезапная смерть в тихом пригороде», - написал он в Reno News & Review. – «Единственная проблема состояла в том, что местные СМИ спали, и никто: ни газеты, ни телевидение, ни радио, ни всевидящий интернет – не рассказали правдивую историю. Они даже не потрудились узнать и сообщить имена жертв».

Штаты новостных агентств сокращаются и не имеют финансовых средств, чтобы выдвинуть иск против правоохранительных органов, которые отказываются предоставлять информацию. Поэтому репортёры, у которых существуют «основанные на ответственности взаимоотношения с властями», заканчивают тем, что обходят такие случаи молчанием, словно они работают в команде полиции.
«Это довольно старо: если это кровоточит, то становится известным. Они расскажут о происшествии, в котором кто-то застрелен, но они не приоткроют весь контекст», - сказал Бергарт. – «Иногда они даже не возвращаются к происшествию, чтобы узнать, кто же был убит. Они не показывают фотографии этого человека; они не относятся к нему как к человеку, потому что боятся, что полиция посчитает это подстрекательством общественности против них».

Репортёры перегружены и завалены работой, и часто они натренированы на работу такого рода, - сказал он.
«Они получают пресс-релиз от полиции, и их работа состоит только в том, чтобы вбить эти данные».
Представители службы шерифа округа Лос-Анджелес застрелили 94-фунтовую женщину-шизофреничку Жасмин Ха Энг (Jazmyne Ha Eng) в холле клиники, но несмотря на её крошечный вес (35 кг) и противоречивые рассказы из уст семейного адвоката, она не представляла угрозы, а окружная прокуратура постановила, что шерифы открыли огонь в рамках законной самозащиты.
Шестерым полицейским из Мичигана - которые расстреляли бездомного и психически больного мужчину по имени Милтон Холл (Milton Hall), попав в него 11 раз – из-за подозрения в воровстве чашки кофе – не предъявлены обвинения.

Полицейским - которые застрелили 15-летнего ребёнка, больного аутизмом, по имени Стефон Уоттс (Stephon Watts), который, по словам его родственников, держал нож для масла и не представлял угрозы - не предъявлены обвинения.
Некоторые учреждения с отрядами специального реагирования обладают лучшими показателями, когда сталкиваются с особыми ситуациями психологического характера, и эти лучшие показатели могут быть результатом политики и тренировки по другим факторам.
Но другой фактор – это ответственность.
Полицейские учреждения часто расследуют деятельность друг друга, и местные окружные прокуратуры расследуют деятельность полиции, с которой связаны по работе.

«Правоохранительные органы расследуют деятельность правоохранительных органов», - сказал Бергарт. Часто общественность не знает о результатах расследований. Даже у руководителя округа Лос-Анджелес Глории Молина (Gloria Molina) нет доступа к результатам расследований злоупотреблений силой сотрудниками службы шерифа.
В отсутствии данных, невозможно определить проблемные закономерности и принять по ним решение. Есть много спекуляций, основанных на наблюдениях и неподтверждённых свидетельствах.

Но Бергарт думает, что существующая информация в будущем сможет спасти жизни.
«Это одна из причин организации базы данных. Таким образом, правоохранительные органы могут посмотреть и определить места с лучшими показателями и принять решение, основываясь на лучших методах этих учреждений», - сказал он. – «Если будет существовать способ изучить лучшие методы, то их практика может быть изменена».


Источник: Journalist Calls for Accountability in Police Killings, Bethania Palma Markus, Truthout | News Analysis, March 18, 2014.

____________ ____________

Tags: СМИ, США, демократия, полиция, расстрелы, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments