antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Поход на Вашингтон. Глава #5.


Рекомендую ознакомится с предыдущими главами: -1-, -2-, -3-, -4-. В новой главе, есть примечание, что писали её несколько летописцев, и поэтому стиль получился разным. Но я не профессиональный переводчик, и стиль всё равно не смогу передать, хотя постараюсь. И вообще, как и раньше даю не точный перевод, а пересказ, максимально приближенный к оригиналу.

Итак, мы оставили наших героев вечером 11 ноября (третий день похода) вошедшими в Трентон.

4-9 дни марша. Из Трентона в Гавр де Грейс.

День 4. Трентон (Нью-Джерси) – Бристоль (Пенсильвания)

(Первоначально, в плане после Трентона стояла Андалусия, почему они изменили маршрут и пошли в Бристоль, я пропустил.)

Проснувшись, на другой день (12 ноября) с восходом солнца, ребята обнаруживают иней на траве и палатках. Они садятся вокруг костра в лагере Occupy Trenton, смотрят последние Occupy-живые новости по ноутбуку, и потягивают горячий кофе. Несколько ходоков переночевали в двух кварталах отсюда, в милостиво предоставленном - Восточной Ассоциацией Работников Сервиса - теплом Общественном Центре. Теперь они приходят в лагерь рассаживаются у костра, а ночевавшие в палатках, по очереди идут в Общественный Центр, чтобы принять душ.

Оглядываясь на пройденные вчера 27 миль, нет никакого желания сразу же продолжить путь. Каждый оттягивает время старта, как может. Одни прикрепляют плакаты к тележке, названной - «народное такси», другие настраивают GPS, третьи пишут короткие отчеты в твиттер. Собранная перед стартом ГА, проходит сумбурно, одни что-то вяло бормочут, другие наоборот, размахивают руками и что-то кричат, совсем не важное. Всё это результат физического и психологического истощения от пройденного пути.
Наконец в 14:00, колонна не спеша отправляется в дорогу. На мосту через реку Дэлавер их встречают местные жители с жаренными цыплятами, и банда журналистов, которые оказывается их ждали уже целый час. После обеда провели ещё одну ГА, на этот раз более веселую и продуктивную, и воодушевленные отправились дальше.
Путешественники закидывают рюкзаки и одежду в предоставленный местными жителями внедорожник. Он медленно едет сзади колонны, и облегченные, ребята шагают быстрее. А если бы не Брэндон, шагали бы ещё быстрее. Этот неугомонный парень в маске Гая Фокса постоянно бегает вокруг внедорожника и отвлекает водителя. Он, то садится на переднее сиденье и показывает местному водителю как и куда надо ехать, то залезает на кузов или подножку машины, и вообще постоянно выкидывает разные трюки, несмотря на подколы товарищей. Ладно, хоть развлекает. Автомобиль – хорошо, а если бы в него можно было бы забросить побольше еды и воды – вообще было бы вообще круто.
В вечернем Бристоле их приютили в молитвенном доме квакеров, построенном аж в 1711 году, как впрочем, и многие другие строения вокруг. Церковные служащие накормили их до отвала. Разморенные ужином и теплом, половина уставших путешественников завалилась спать куда попало – и на, и под церковные скамейки. А самые беспокойные вышли во двор, и провели под красочным листопадом показательную ГА, обучая местных протестующих основам прямой демократии.

День 5. Бристоль – Филадельфия (Пенсильвания)

Лишь взошло солнце 13 ноября, как следующая рассказчица на пару с Бо, растолкали всех спящих сурков, и погнали срочно заниматься делом. В самом деле, где это видано, чтобы настоящие революционеры спали под церковными лавками, когда новая жизнь стучится в двери! Наконец им досталось вести ГА, впервые с начала марша. До этого все ГА вели Келли и Джейсон, ну и разве они знают, как это надо делать? Вчера утром все чуть не переругались, только из-за того, что они просто не давали людям высказать свои законные личные мнения. А результат – унылое настроение, и не рассмотренные важнейшие вопросы повестки дня. Очень, очень много упущено! И перед местными жителями неудобно. Келли и Джейсон только гнули свою линию, не давая другим вставить слово, а разве это похоже на прямую демократию? Эдак люди могут подумать, что у нас совсем не демократия, а диктатура, и потерять интерес к движению!
А этим утром ГА прошла образцово. Люди действительно участвовали в рассмотрении всех вопросов, каждый высказал свое мнение. И Келли и Джейсон, конечно тоже. И даже молчунам не удалось незаметно отсидеться за ноутбуком! Эта ГА понравилась всем, люди покидали её одухотворенные. И если кто подумал, что это мнение исключительно летописца и Бо, тот вообще ничего не понимает. Они всегда были скромнейшими и тишайшими людьми, сторонящимися лидерства, командования и славы. Польза для всей группы или общества – превыше личных интересов!
После ГА все просто летают, накаченные энергией, под веселую джазовую пластинку, забрасывая в рот пиццу, вафли и варенные яйца. Сегодня ходоки загружают сумки в машину Мишель. Эту женщину они встречали в Зуккотти парке в день, когда там играли Дэвид Кросби и Грэхем Нэш, и вовсе не ожидали снова её увидеть.
С великим сожалением, путешественники покидают своих бристольских друзей, оставляя после себя ужасный беспорядок. Но Пол, их добрый и терпеливый хозяин, не обижается. «Перед вами стоят более важные задачи», - говорит он. Летописец записывает, и говорит каждому: «Мы в долгу перед ним. Мы должны извлечь из этого урок. Нам надо вставать раньше и обязательно убираться за собой».
Мишель идет пешком, вместе с ребятами и обменивается новостями. На выходе из Бристоля колонну останавливает водитель, вручает деньги, и не отпускает, пока все не съедят две коробки пончиков.
Рэгу идет вместе со всеми - на костылях! Вчера вечером он сходил к доктору, и тот обнаружил у него трещину в голени. Но Рэгу говорит, что продолжит поход обязательно, так как надеется через страдание избавиться от плохой кармы. Трудно удержать людей с духовными устремлениями! Он будет единственным ходоком с мозолями под мышками.
Через пару часов – короткий привал у автостоянки. Водитель транспортного автомобиля Билл, ветеран вьетнамской войны, открывает двери и включает громкую танцевальную музыку. Быстро пообедав, ребята пускаются в пляс. Гарт, Панама, Поли и Бо крутят брейк-данс на асфальте. Мишель фотографирует всех марширующих девушек. Репортер Вашингтон Пост Лиз, и блоггер Джеки куда-то делись, и не попали на общую фотографию. Но все равно, их имена записаны на обратной стороне фото, как будто они тоже с нами!
Мишель берет американский флаг и встает во главу колонны. Теперь все знают, что среди нас есть сильные женщины!. «Женщина-воин!» - кричит про неё Мэй, Панама и Рэгу с ней согласны. В «народном такси» сегодня много еды: есть пицца, яйца вкрутую, яблочный и апельсиновый сок, и много другой снеди, подаренной щедрыми квакерами.
При подходе к Филадельфии колонна растянулась, и приходиться ловить самых шустрых демонстрантов, убежавших далеко вперед. Бо восторженно скачет кругами как сумасшедший кузнечик, и выглядит неутомимо.
«Mic check! Mic check! Проверка микрофона!» - кричит он. Все собираются вокруг. Рядом вдруг оказался мужчина в шоферской униформе. Он просит «проверить микрофон» и говорит речь: «Видите эту реку позади? Когда была революция в этой стране, они прошли через эту реку! Вы - молодежь и наше будущее. Я приветствую вас, и искренне поддерживаю! Спасибо, и добро пожаловать в Филадельфию!»
Все бросаются обнимать его, кричат и хлопают в ладоши. Это знак, что простой водитель автобуса приветствует их при входе в город. Но ещё важнее – он использовал «народный микрофон»! Значит, люди знают и уважают деятельность движения Occupy. Идеи движения пошли в народ! «Это главная цель марша. Мы преуспеваем!!»
Когда движение возобновляется, Панама звонит по мобильнику маме. Он никому не сказал, что отправился в марш на Вашингтон, чтобы избежать ненужных споров и объяснений. Мама Панамы была водителем в революционной бригаде «Черных Пантер» в 1960-х, тогда ей было столько же сколько и нынешним ходокам. У каждого в этом походе есть своя удивительная история.
Мэй срывает цветочки, во время пути. Её черные африканские волосы перевязаны камуфляжной банданой. Под неё она засовывает стебли цветов. Пурпурный чертополох, желтый одуванчик, оранжевый лист. Рэфил играет “Удачливого Сына” (Fortunate Son) на гитаре. Фред, с розой в серой шляпе, встает рядом с ним. Он подпевает, щелкая пальцами и притоптывая ногой, а американский флаг развевается у него за спиной.
Сегодня путешественники преодолели сто миль пути. Это - большое достижение!
Летописец бесконечно счастлива: «Все в этом событии прекрасно. Моя кровь словно газировка, булькает и шипит энергией! Я чувствую себя возвышено. У меня чувство, словно выпила 20 чашек кофе. Каждая новая удивительная вещь, которая происходит сейчас, оказывается более удивительной, чем удивительная вещь, которая произошла совсем недавно! Я чувствую себя так здорово и настолько возбужденной, что даже не чувствую необходимости присесть во время привалов, а ведь мы идем в среднем 20 миль в день!»
Ходоки узнают новости, что полиция в Денвере, Портленде и Солт-Лейк-Сити зачистила все Occupy-лагеря. Что ж им повезло, что они в походе. Они — мобильный Occupy-лагерь, и полиция не может тронуть их. А они будут трогать всех, кого встретят!
Идя по улицам Филадельфии, Келли предлагает, устроить чисто женскую демонстрацию в центре города. Чтобы показать всем, что этот поход не только мужской, но и женский. Она и Мишель организовывали этот поход, но СМИ почему-то, только Келли изобразили как лидера, забыв упомянуть про других женщин.
В это время подъезжает автомобиль, из него выходит местная жительница, и идет прямо к колонне, возглавляемой Келли и Мишель. «О, герои! Огромное спасибо!» - кричит она, целует и обнимает Мишель. А Келли с круглыми глазами, остается незамеченной у неё за спиной. «Келли смотрит на меня, и мне понятны все её чувства по глазам».
Женщина вынимает коробки пончиков и кофе, и раскладывает их на заднем капоте для всех. Когда все съев, ходоки отправляются дальше, она целует каждого из них в щеку и говорит: «Спасибо. Да благословит вас Господь.»
Эта одна чашка кофе с пончиком доводит, и без того искрящую естественной энергией рассказчицу, до взрывоопасного состояния. Она уже вместо ходьбы, готова бегать без остановки вокруг колонны, да еще и прыгать!
Рэгу всё-таки доламывает свою ногу, и с криком падает позади колонны. Ребята без разговоров сажают его в тележку «народного такси» и везут к центру Филадельфии. Закат окрашивает небо в розовые, фиолетовые и оранжевые цвета, похожие на салют.
Но как только небо темнеет на ребят накатывает истощение и тревога. Они то и дело останавливаются для совещаний, куда идти, как идти быстрее, что делать с Рэгу, как пробираться через опасные районы с наступлением темноты. Владельцы местных баров, заметив странных протестующих, громко говорящих, размахивающих руками и плакатами, и явно собирающихся устроить бунт, звонят в полицию. Полицейские перегоняют чужаков с одного тротуара на другой, не желая чтобы они подолгу стояли на одном месте и подозрительно разговаривали. Ходоки начинают нервничать и злиться, время уходит впустую.
Полицейские говорят, что если они будут здесь стоять, на них нападут грабители. И ребята идут наугад. И тут запел Фред, и все замолчали. Есть такие люди, которые никогда не ломаются, не отчаиваются, вопреки любым неприятностям. Такие есть и в этом марше. Они — маяки этого похода! Фред — один из них. Он всегда спокоен, безмятежен и позитивен. И это не маска, это его настоящий характер, он такой в действительности. Когда шумные люди раздувают беспорядок, приходят тихие и спокойные, во всем терпеливо разберутся, и трезво выберут правильное решение.
Рэгу одиноко сидит в тележке на углу, пока небольшая группа идет в магазин, чтобы воспользоваться туалетом. Он чувствует себя виновным в торможении движения, и необходимости его тащить. Кажется, он подумывает об отъезде.
Несмотря на наступившую ночь, у рассказчицы, все ещё много физической и психической энергии, но дико болят колени. Так, что она может только еле передвигаться по прямой линии. Эфраим идет рядом, помогая ей, и терпеливо выслушивая бессмысленные жалобы.
Когда наконец, ребята дошли до лагеря Occupy Philly, набежавшая толпа местных протестующих их быстро окружила, и все стали радостно обниматься.
Местный Occupy-лагерь расположен около знания мэрии. Это огромное историческое здание, в колониальном стиле, похожее на Белый Дом. Оно красиво и хорошо освещено.
Этот парк существенно больше, чем Зуккотти парк, а людей здесь меньше. Лагерь кажется ухоженным и опрятным.
Местные протестующие приготовили большой ужин, и просят не мешать путешественникам спокойно поесть. Но наша беспокойная рассказчица, не ест. Позвонил Гарт, и сообщил, что он, Фред и Рэгу отстали, причем Рэгу вылез из тележки и решил идти пешком, срочно нужна машина. Они только успевают договориться о месте встречи, как садится батарейка. Она и Билл, вьетнамский ветеран, едут туда. Гарта там нет, он уже ушел, а Рэгу наотрез отказывается садиться в машину и, прихрамывая ковыляет к лагерю. Где примерно через час, его встречают аплодисментами и поздравлениями.
В завершении дня Келли, Мишель, Поли, Гражданин, Мэй, Патрик и летописец собрались в палатке, и передавая по кругу маленькую бутылку виски, они рассматривают фотографии сделанные сегодня Гражданином.
«Несмотря, на всякие разногласия и конфликты, нашей команде всегда удается пройти через неприятности, найти что-то позитивное, и стать одной семьей. Мы знаем, что здесь происходит что-то большее, чем наши проблемы, и если мы будем продолжать мелкие споры, то можем пропустить огромную человеческую энергию, которая стремится изменить мир.»


Продолжение следует...

Советую почитать: подлинник (или см. заглавную ссылку) — там интереснее, ярче и точнее, а также узнавать на твиттах -1- и -2- всю последнюю информацию, а также обязательно смотреть фотоальбом того самого Гражданина (Citizen Kepler) (фото оттуда), нескольких ребят по описанию можно узнать на фото, а также хорошо видно «народное такси», и многое другое.
Tags: США, идеи, походы, протесты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments