antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Расизм и неолиберализм в американских колледжах.


Известный историк Юджин Дженовезе однажды сказал, что учитель не выполняет свою работу, если не ставит своих учеников в дискомфортное положение, хотя бы, один раз за урок.
Мудрость Дженовезе в том, что эффективное обучение должно бросать вызов и разрушать стереотипы и суеверия учеников, если разговор идёт о постоянном учителе. Неужели, слова Дженовезе не относятся к преподавателям, которые родились женщинами или с цветной кожей?
Например, посмотрите на историю Шеннон Джибни (Shannon Gibney – на фото), женщины-профессора афроамериканского происхождения, которую администрация подвергла дисциплинарным наказаниям за то, что она поставила белых студентов в дискомфортное положение, осмелившись в своей аудитории разговаривать о системном неравенстве.

Salon сообщает:
«Чёрный профессор женского пола в Общественно-Технологическом Колледже Миннеаполиса (Minneapolis Community and Technical College) получила официальный выговор от лица администрации, потому что три белых студента мужского пола были обижены содержанием её лекции о системном расизме.
Шеннон Джибни рассказала, что студенты агрессивно реагировали на её лекцию по теме «Введение во взаимоотношения масс», один из них постоянно прерывал её вопросами: «Почему мы должны говорить об этом на каждом занятии? Почему мы должны говорить об этом?»
«В целом, его поведение было излишне оборонительно. Он принял всё на свой счёт. Я попробовала объяснить, конечно, в корректной манере (настолько корректной, насколько это было возможно, учитывая тот факт, что меня прерывали и позорили во время лекции), что, к сожалению, это суть XXI века в Америке», - рассказала она в интервью City College News.

Джибни сказала, что вслед за её первой фразой другой белый студент сказал: «Ну да, мне это тоже не надо. Это как люди, которые хотят сказать, что белые мужчины – всегда злодеи, плохие парни. Почему мы должны об этом говорить?» Эти студенты продолжали спорить и прерывать занятие, пока Джибни не сказала им, что если они обеспокоены её преподаванием предмета, то могут подать официальную жалобу в отдел правовых вопросов школьного округа.
Впоследствии студенты написали жалобу, и Джибни получила официальный выговор от вице-президента по академическим вопросам за создание «враждебной атмосферы в процессе обучения», так как она пыталась рассказать своим студентам о прошлом и настоящем системном расизме».


Как афроамериканец, который несколько лет преподавал в колледже, я могу только посочувствовать огорчению (и вероятно, возмущению) Джибни по поводу наказания за выполнение её работы, и оскорблений со стороны нескольких белых студентов, которые были «обижены» обсуждением расовых проблем. Могу предположить, что самое серьёзное оскорбление Шеннон Джибни было нанесено не теми тщеславными студентами, считающими, что у них есть особые права; а скорее, начальниками, которые дали ход интеллектуально пустым и мелким жалобам.

Как большинство людей с цветной кожей, которые стали профессорами или работают в системе высшего образования, мы можем рассказать о многих примерах ежедневного расизма и превосходства белой расы. Эти проблемы особенно болезненны, так как профессора с цветной кожей имеют документы, доказывающие их компетентность и уровень знаний. Однако, для многих белых людей (и некоторых чёрных и коричневых, которые согласны с идеями превосходства белой расы) этого недостаточно.

На стене кабинета могут висеть дипломы, имена могут упоминаться в монографиях и книгах, но для особого типа людей, мы не «квалифицированы», потому что мы не «белые», а это фактическое доказательство нашего врождённого недостатка талантов и способностей.
Я несколько лет читал лекции в колледже.
В то время я учил белых студентов (особенно, это касается мужского пола), демонстрирующих мне противодействие и неуважение. Это сложнее, чем общение с тщеславными студентами, считающими, что у них есть особые права, сложнее, чем общение со студентами, которых называют «снежинками», так как они изо всех сил противодействуют любой конструктивной критике, и неспособны понять, что существует разница между частной точкой зрения, академическим консенсусом и научной экспертизой.

В пространстве нагнетается энергия, появляются удивлённые взгляды, покачивания головами и лёгкая враждебность (или откровенное противостояние) у некоторых белых мужчин, когда в комнату входит женщина или человек с цветной кожей, работающий учителем, руководителем, врачом, консультантом или директором.
Я встречал белых студентов, ошарашено смотрящих, как я вхожу в аудиторию, считающих, что совершенно невозможно, чтобы я мог их учить, и которые демонстративно уходили с занятия. У меня были студенты, которые писали моим начальникам электронные письма со злобным враньём о моём поведении и преподавании, якобы, я «враждебен» к белым людям. У меня были белые студенты, которые требовали, чтобы я доказал свою компетентность, перед тем, как иметь право на обучение таких «умных» и «одарённых» студентов, как они и их сверстники (тонкое иносказание? все говорящие студенты были белыми), так как меня, скорее всего, приняли на эту работу в рамках «программы равных возможностей» или «квоты». И, да (так как, этот вопрос может возникнуть у некоторых читателей), меня называли «ниггером» прямо в лицо, во время общения там.

Это были относительно редкие случаи. Считаю, что мне очень повезло с моими коллегами и начальниками, которые были весьма благосклонны, отзывчивы и дружелюбны.
Профпригодность в колледже (сollege course evaluations) – ещё одна область, где белые студенты демонстрируют враждебность к способностям людей с цветной кожей.
Помимо типичных жалоб по поводу слишком большого объёма для чтения, или несогласия с оценкой, профпригодность преподавателей – область, в которой студенты действуют против профессоров и лекторов. Это односторонняя борьба, так как сборы мнений по профпригодности, как правило, анонимны. И во многих институтах на их результаты особенно полагаются при назначении поощрений, увеличения зарплаты или времени работы. В худших случаях, для наказаний или поощрений преподавателей используется только оценка профпригодности в колледже – просто цифра, без учёта подробностей.

Существует множество исследований, которые обнаружили, что оценка профпригодности зависит от расы, пола, возраста, национальности и сексуальной ориентации преподавателя. Студенты, которые не имеют реального опыта оценки качества преподавания (они могут откровенно рассказать о своём опыте в классе), оценивают преподавателя на основе своих представлений и стереотипов о том, как должен выглядеть и поступать «профессор».
Следовательно, женщина, которая не «успокаивает» и не «заботится» оценивается хуже, чем мужчина, поступающий аналогично. Мужчина, который проводит семинары, оценивается хуже, чем тот, который проводит классические лекции.

Студенты на обязательных уроках чаще выражают своё чувство недовольства посредством оценки преподавателя. Люди с цветной кожей и женщины, преподающие общественные и гуманитарные предметы, на которых изучаются вопросы идентификации, культуры и власти, при обучении сталкиваются с двойным бременем, так как многие белые студенты оценивают их, как менее компетентных, потому, что эти преподаватели – не белые и не мужчины.
Как показывается в других областях американской общественной и культурной жизни, такие оценки профпригодности - место, где умение и способности оцениваются одинаково для тех, у кого один пол или одна раса: умный и уверенный чёрный профессор называется «наглым», умная и уверенная женщина «сукой».

Если школьный класс – место, где существует только правда в самом чистом виде, как обычно считается, то аудитория в колледже представляет страшную дилемму. Там может быть рассказана радикальная правда, которая обидит студентов?
Не работая в элитных колледжах, где оценка профпригодности не так важна, преподаватель рискует своей академической карьерой, из-за мнения студентов, потому что высокие стандарты, строгость и поиск правды – самое главное для него? Поскольку личное – это политика и неотделимо от их интеллектуального труда, преподаватели с цветной кожей и другой ориентацией, просто должны помалкивать по тем темам, которые могут расстроить студентов?

Это важные вопросы, и они говорят о ещё более важной проблеме. Расизм и сексизм занимают центральное место в отношении к Шеннон Джибни со стороны студентов и администрации колледжа в Миннеаполисе. Но историю Шеннон Джибни нужно также рассматривать в связи с системными силами, которые негативно оценивают и преобразуют высшее образование в США, а также экономику, политику и культуру страны, если посмотреть более широко.
В конце концов, случай с Шеннон Джибни – ещё один момент, который демонстрирует подавляющую власть общества неолиберализма и слежки, которая воздействует на все стороны американской жизни.

Неолиберализм - политическая и экономическая философия, которая заявляет, что модели чрезвычайного капитализма и рынка должны использоваться для организации всего общества. Капитализм и демократия стали синонимами друг друга. Это тот вид биополитики, который устанавливается неолиберальным порядком – соединение культуры жестокости, массового лишения свободы, уничтожения среднего класса, когда бедные рассматриваются в качестве «бесполезных нахлебников», а государство наблюдает и шпионит за своими гражданами всеми возможными способами.
Высшее образование в Америке соответствует всем этим признакам. Оценки профпригодности используются в качестве инструмента контроля, оценки, запугивания и управления преподавателями. «Оцени своего профессора» - часть этого аппарата, как и «наблюдающие» веб-сайты правого толка, которые стремятся запугать и уволить преподавателей, которые «враждебны» консервативной политике.

Высшее образование управляется прибылью (вместо того, чтобы сосредотачиваться на воспитании активных и критически мыслящих граждан), аудитория превращается в версию McDonald's или Burger King, где клиент всегда прав.
Во многих штатах преподаватели обязаны предоставлять свои учебные программы для общественного ознакомления и одобрения. Если высшее образование – последний отданный редут критического мышления и обороны от неолиберализма, растущего христианского фундаментализма и анти-интеллектуального бандитизма современного популистского консерватизма, то преподаватели должны соответствовать ожиданиям застойной общественности, у которой нет ни знаний ни квалификации, чтобы оценить способности и компетенцию профессоров.

История Шеннон Джибни ясно говорит, что сторонники превосходства белой расы преследуют политику в интересах коренных и малочисленных народов. Следовательно, нападение на преподавателей, которые осмеливаются исследовать и рассказывать правду, для них является необходимостью.
Неолиберализм основан на чувстве страха и ненадёжности. В отношении американского рабочего класса: если зарплата не увеличивается, и даже уменьшается из-за глобализации и уничтожения профсоюзов, то директора и 1 процент могут и дальше выжимать богатство из масс. Уничтожение среднего класса – ещё одна составляющая неолиберального порядка. Преподавательский состав колледжей, который был символом интеллектуальной свободы в поиске и сообщении правды, в современной Америке уничтожается. Постоянный и долгосрочный преподавательский состав заменяется временным, которому недоплачивают, лишают медицинских льгот, пенсии, и не предоставляют никаких гарантий сохранения рабочего места. Показатели по обучению продолжают расти. Доходы старших администраторов остаются на экстравагантном уровне.

Результат влияния неолиберализма на высшее образование состоит в том, что качество обучения студентов станет ниже, университеты и колледжи будут заняты расширением корпоративной поддержки и финансовой помощи (что предоставит корпорациям больший контроль над отделами, наймом сотрудников и исследованиями), и преподавательский состав станет доступным и одноразовым продуктом. Те, кто останется и доработает до пенсии, окажется либо достаточно удачливым, либо более приспособленным к новой реальности, просто выставляя студентам те оценки, которые они хотят, т.е. пятёрки (независимо от того, что они заслужили), отказавшись от каких-либо обязательств перед голосом разума и ролью интеллекта по поиску правды.

История Шеннон Джибни – пример современных расизма и сексизма. Превосходство белой расы заставило белых студентов издеваться над ней. Но не расизм и превосходство белой расы стали причиной дисциплинарного наказания Шеннон Джибни, когда она осмелилась говорить правду о системном расизме на своих занятиях.
Неолиберализм – главный злодей в истории Джибни. Чёрные и коричневые люди снова стали «канарейками в шахте».

Силы корпоративизма, гипер-консерватизма и чрезвычайного капитализма напали на Шеннон Джибни, потому что она – чернокожая женщина, которая осмелилась говорить правду о расизме в США. Кроме того, Шеннон оказалась самой уязвимой и подходящей целью в данный момент.
Неолиберальный порядок действует точно так же, как и организованная преступность или наёмный убийца. Ничего личного, только бизнес. Неолиберализм нападает на всех. Превосходство белой расы и расизм – только средства для достижения цели.


Источник: What Happens When Neoliberalism and White Privilege Meet in the College Classroom? Black Professors are Disciplined for Talking About Racism, Chauncey DeVega, AlterNet, December 4, 2013.

____________ ____________

Tags: США, нацизм, неолиберализм, пенсии
Subscribe

  • Почему развалилась афганская армия?

    Когда талибы ворвались в Кабул и без боя взяли под контроль афганскую столицу, весь мир был шокирован скоростью развала подготовленной Западом…

  • Распад Американской империи.

    Поражение США в Афганистане - одна из множества катастрофических военных ошибок, знаменующих смерть Американской империи. За исключением Первой…

  • Необходимость ликвидации США.

    26 февраля я побеседовал с Аджамой Баракой. Барака - ветеран массовых общественных организаций, чьи корни уходят в Движение чёрного освобождения,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments