antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Заявление Джереми Хаммонда.


28-летний политический активист Джереми Хаммонд был приговорён к 10 годам лишения свободы после признания себя виновным в Anonymous-взломе компьютеров частной разведывательной службы Strategic Forecasting (Stratfor, Стратегическое Прогнозирование). Торжественный зал Федерального суда Южного округа Нью-Йорка был заполнен возбуждёнными журналистами, активистами и другими диссидентами, которые рассматривают поступки Джереми Хаммонда как разновидность гражданского неповиновения, вызванного желанием разоблачить секретные действия частных разведывательных корпораций и выразить протест против них.
Читайте последнее слово Хаммонда в нью-йоркском суде.


Доброе утро. Спасибо за эту возможность высказаться. Меня зовут Джереми Хаммонд, и я здесь, чтобы получить приговор за осуществление действий по компьютерному взлому, во время участия в группе Anonymous. В течение прошлых 20 месяцев я был заперт в MCC (Metropolitan Correctional Center – Исправительный Центр Метрополитэн в Нью-Йорке) и у меня было много времени, чтобы обдумать, как объяснить свои действия.
Но прежде, чем я начну, хочу воспользоваться моментом, чтобы поблагодарить за их работу тех людей, которые поддерживали меня. Я хочу сказать спасибо всем адвокатам и другим людям, которые работали по моему делу: Элизабет Финк, Сьюзен Келлмен, Сара Канстлер, Эмили Канстлер, Маргарет Канстлер и Грэйнн О’Нил (Elizabeth Fink, Susan Kellman, Sarah Kunstler, Emily Kunstler, Margaret Kunstler, and Grainne O’Neill). А также, я хочу поблагодарить Национальную Гильдию Адвокатов (National Lawyers Guild), Комитет защиты Джереми Хаммонда (Jeremy Hammond Defense Committee), Сеть Поддержки Свободу Анонимам (Support Network Free Anons), Сеть Солидарности Анонимус (Anonymous Solidarity Network), Анархистский Чёрный Крест (Anarchist Black Cross) и всех остальных, кто помогал мне, писал и посылал мне письма поддержки, приходил на судебные заседания и рассказывал правду о моём деле. А также, я хочу воззвать к моим братьям и сёстрам, сидящим за решёткой и тем, кто продолжает бороться с властями.

Акты гражданского неповиновения и прямого действия, за которые мне сегодня выносят приговор, соответствуют принципам общности и равенства, которым научила меня жизнь. Я взломал десятки корпораций и правительственных учреждений высокого уровня, ясно осознавая, что мои действия были противозаконны, и что за эти действия я могу снова оказаться в федеральной тюрьме. Но я чувствовал, что обязан использовать свои умения для раскрытия несправедливости и противостояния ей – и чтобы вынести правду на свет.
Смог бы я достичь тех же целей законными методами? Я попробовал всё, от голосования по петициям до мирных протестов, и понял, что власть имущие не хотят раскрытия правды. Когда мы говорим правду властям, в лучшем случае нас игнорируют, а в худшем – жестоко подавляют. Мы противостоим структуре власти, которая не уважает свою собственную систему сдержек и противовесов, не говоря уж о правах своих граждан и международного сообщества.

Моё знакомство с политикой произошло, когда Джордж Буш (младший) украл президентские выборы в 2000 году, а затем использовал расистскую и националистическую истерию после 11 сентября для разжигания неспровоцированных империалистических войн против Ирака и Афганистана. Я вышел на улицу протестовать, наивно веря, что наши голоса услышат в Вашингтоне, и мы сможем остановить войну. Вместо этого, нас заклеймили как предателей, избили и арестовали.
Меня арестовывали за множество актов гражданского неповиновения на улицах Чикаго, но только в 2005 году я использовал знание компьютера для нарушения закона в рамках политического протеста. ФБР арестовало меня за взлом компьютерной системы правой про-военной группировки под названием Воин Протеста (Protest Warrior), эта организация продавала расистские футболки на своём веб-сайте и преследовала антивоенные группы. Меня обвинили по «Закону о компьютерном мошенничестве и злоупотреблении» (Computer Fraud and Abuse Act), а «ожидаемые убытки» по моему делу были рассчитаны умножением 5000 кредитных карт в базе данных Protest Warrior на 500 долларов, что составило в итоге 2,5 миллиона долларов. Приговор мне был вынесен на основе этих «убытков», несмотря на то, что ни одна из кредитных карт не использовалась, ни мной и ни кем-то ещё. Меня приговорили к двум годам лишения свободы.

Сидя в тюрьме, я своими глазами увидел уродливую реальность, в которой система криминального правосудия разрушает жизни миллионов людей, лишённых свободы за решёткой. Этот опыт укрепил мою оппозицию репрессивным формам власти и веру в важность следования своим убеждениям.
Когда меня освободили, я был готов продолжить своё участие в борьбе за общественные перемены. Я не хотел возвращаться в тюрьму, поэтому сосредоточился на организации уличной общественной деятельности. Но со временем, я разочаровался в ограничениях мирных протестов, поняв, что они реформистские и неэффективные. Правительство Обамы продолжило воевать в Ираке и Афганистане, увеличило применение беспилотников и не смогло закрыть Гуантанамо Бэй.

В это время я следил за работой таких групп как Wikileaks и Anonymous. Это было очень вдохновляюще – видеть, как идеи хактивизма приносят плоды. Меня особенно впечатлили героические поступки Челси Меннинг, которая разоблачила злодеяния, совершаемые военными США в Ираке и Афганистане. Она подвергла себя огромному личному риску, выдавая эту информацию – веря, что общество имеет право знать, и, надеясь, что её разоблачения станут положительным шагом на пути к прекращению этих злоупотреблений. Сердце разрывалось от узнавания о том жестоком обращении, которое проводится в военных тюрьмах.
Я снова долго и тяжело размышлял о выборе пути. Я должен был спросить себя, если Челси Меннинг попала в ужасный тюремный кошмар, борясь за правду, могу ли я, оставаясь в ладах с совестью, сделать меньше, чем могу? Я решил, что лучший способ продемонстрировать солидарность – продолжить работу по разоблачению и противостоянию коррупции.

Я присоединился к Anonymous, потому что верю в автономные, децентрализованные прямые акции. В то время Anonymous участвовали в операциях в поддержку восстаний «арабской весны», против цензуры и в защиту Wikileaks. Я многим поспособствовал, включая технические навыки, и чёткое формулирование идей и целей. Это было захватывающее время – рождение движения цифрового инакомыслия, в котором формировались идеи и возможности хактивизма.
Я особенно интересовался работой хакеров группы LulzSec, которые проникали в некоторые важные объекты и становились всё более и более политизированными. Примерно в это время, я впервые заговорил с Сабу (Sabu), который совершенно открыто говорил о взломах, которые он, по его словам, совершил, и призывал хакеров объединяться и нападать на высшие правительственные и корпоративные системы под лозунгом Анти-Безопасности. Но в самом начале моей деятельности, были арестованы другие хакеры LulzSec, оставив меня проникать в системы и писать пресс-релизы. Позже я узнал, что Сабу был первым, кого арестовали, и когда я разговаривал с ним, он уже был осведомителем ФБР.

Также, Anonymous принимал участие в ранних стадиях Occupy Wall Street. Я регулярно участвовал в уличных протестах группы Occupy Chicago и был очень взволнован, увидев всемирное массовое движение против несправедливости капитализма и расизма. Через несколько коротких месяцев «занятия» подошли к концу, закрытые суровыми полицейскими разгонами и массовыми арестами протестующих, которые были изгнаны из собственных общественных парков. Репрессии против Anonymous и движения Occupy на несколько месяцев повлияли на деятельность AntiSec – большинство наших взломов полицейских объектов были ответом на аресты наших товарищей.

Я нацеливался на системы правоохранительных органов из-за расизма и неравенства в правовой системе. Я нацеливался на производителей и продавцов военного и полицейского снаряжения, которые получают прибыль от вооружения, используемого для продвижения американских политических и экономических интересов за границей и подавления народа внутри страны. Я нацеливался на фирмы по информационной безопасности, потому что они работают в тайне, защищают правительственные и корпоративные интересы за счёт ущемления прав человека, за счёт подрыва и дискредитации активистов, журналистов и других правдоискателей, одновременно распространяя дезинформацию.
Я даже ни разу не слышал о Stratfor, пока Сабу не обратил на неё моё внимание. Сабу подталкивал ребят проникать в системы, и помогал выработать стратегию и упростить атаки. Он даже снабжал меня информацией об уязвимостях целей, полученной от других хакеров, поэтому я сильно удивился, когда узнал, что всё это время Сабу работал в ФБР.

4 декабря 2011 года с Сабу связался ещё один хакер, который уже успешно проник в базу данных кредитных карт Stratfor. Сабу, под бдительным оком его правительственных начальников, познакомил хакера с AntiSec, пригласив его в наш приватный чат, где он давал ссылки для скачивания полной базы данных кредитных карт, а также информацию о ключевой уязвимости систем Stratfor.
Некоторые время я потратил на исследование Stratfor и анализ информации, которую мы получили, и решил, что деятельность этой фирмы и её клиентская база данных – подходящая цель для атаки. Я действительно считал несерьёзным, что богатые и влиятельные клиенты Stratfor использовали свои кредитные карты для финансирования гуманитарных организаций, но моя главная роль в той атаке была – получение доступа к приватным почтовым ящикам Stratfor, в которых находились все главные грязные тайны.

Мне потребовалось больше недели для получения дальнейшего доступа во внутреннюю систему Stratfor, но, в конце концов, я проник внутрь их почтового сервера. Там было так много информации, что нам понадобилось несколько серверов, чтобы скопировать все электронные письма. Сабу, который был в курсе каждого шага операции, предложил сервер, который предоставило и мониторило ФБР. В течение следующих недель были скопированы электронные письма и кредитные карты для пожертвований, а системы Stratfor – испорчены и разрушены. Почему ФБР познакомило нас с хакером, обнаружившим ключевую уязвимость, и разрешило этому взлому продолжиться, остаётся тайной.
В результате взлома Stratfor, стали известны некоторые опасности неконтролируемой частной разведывательной индустрии. Благодаря Wikileaks и другим журналистам, всему миру было показано, что Stratfor содержит всемирную сеть своих осведомителей, которых они привлекают к навязчивой и, вероятно, нелегальной слежке - в интересах крупных транснациональных корпораций.

После Stratfor, я продолжал взламывать другие цели, используя мощный инструмент «zero day exploit», дающий мне права администратора в системах, работающих на популярной платформе для веб-хостинга Plesk. Сабу несколько раз просил у меня «zero day exploit», но я всегда отказывал ему. Не имея своего независимого доступа, Сабу продолжал снабжать меня списками уязвимых объектов. Я взломал множество веб-сайтов, о которых он мне рассказал, скачал на сервер ФБР и Сабу украденные почтовые ящики и базы данных, и раскрывал пароли и лазейки, которые позволили Сабу (а точнее, его начальникам из ФБР) контролировать эти цели.
Эти вторжения, которые все были предложены Сабу, под управлением ФБР, затронули тысячи доменных имён и состояли, в основном, из веб-сайтов иностранных правительств, включая: XXXXXXX, XXXXXXXX, XXXX, XXXXXX, XXXXX, XXXXXXXX, XXXXXXX, XXXXXX XXXXXXX. Однажды, Сабу и я предоставили другим хакерам информацию о методе доступа, и они продолжали портить и разрушать правительственные веб-сайты в XXXXXX. Я не знаю, как могла использоваться другая информация, которую я ему предоставил, но думаю, что нужно расследовать правительственные действия и использование этих данных.

Правительство радуется моему осуждению и заключению в тюрьму, надеясь, что это прикроет доступ ко всей правде. Я взял на себя ответственность за свои действия, признав вину, но когда правительство будет отвечать за свои преступления?
США раздувает угрозу хакерства для оправдания индустриального комплекса кибер-безопасности ценой в многие миллиарды долларов, но оно тоже несёт ответственность за те же самые действия, которые оно настойчиво преследует в судах, и которые оно, якобы, старается предотвратить. Лицемерие «закона и порядка» и несправедливость, вызванные капитализмом, нельзя исправить реформированием системы, можно только гражданским неповиновением и прямыми действиями. Да я нарушил закон, но я убеждён, что иногда законы должны быть нарушены, чтобы освободить место для перемен.

Фредерик Дуглас (Frederick Douglas) сказал бессмертные слова: «Власть ни в чём не признаётся без требований. Она никогда это не делала и не будет делать. Выясните только то, что смогут спокойно вынести люди, и вы узнаете точную меру несправедливости и обид, которые можно на них возложить, и они будут продолжаться, пока им не будут сопротивляться, с помощью слов или силы, или и того и другого. Пределы тиранов определяются выносливостью тех, кого они угнетают».

Это не означает, что у меня нет никаких сожалений. Я понимаю, что я опубликовал персональную информацию невиновных людей, которые не имели никакого отношения к операциям тех учреждений, на которых я нацеливался. Я приношу извинения за опубликование данных, которые нанесли вред людям и не были важны для моих целей. Я верю в право человека на неприкосновенность частной жизни – от правительственной слежки и от таких действий, которые совершил я сам, и я понимаю иронию моего участия в нарушении этих прав. Я был привержен работе, чтобы сделать этот мир лучше для всех нас. Я всё ещё верю в важность хактивизма, как формы гражданского неповиновения, но для меня настало время двигаться дальше, в поисках других путей к переменам. Моё тюремное заключение отбирает у меня родных, друзей и сообщество. Я знаю, что я нужен дома. Я признаю, что 7 лет назад я стоял перед другим федеральным судьёй, сталкиваясь с аналогичными обвинениями, но это не уменьшает мою сегодняшнюю искренность.

Чтобы всё это написать и объяснить свои действия, мне понадобилось много времени. Я знаю, что поступая настолько честно, я, вероятно, получил дополнительные годы к своему тюремному заключению. Я знаю, что мог получить больше 10 лет, но надеюсь, что этого не случится. Я верю, что предстоит сделать ещё много работы.
Оставайтесь стойкими и продолжайте бороться!


- Примечание: часть текста забитая XXXXXX – отцензуирована специально, по требованию судьи Преска (Preska). За ними скрываются названия правительств иностранных государств, сайты которых, предположительно, взламывал Хаммонд.
- Источник: Hacktivist Jeremy Hammond’s Message to the World, inthesetimes, Nov 15, 2013.
- Первоисточник: Sentenced to 10 Years in Prison, Jeremy Hammond Uses Allocution to Give Consequential Statement Highlighting Global Criminal Exploits by FBI Handlers, The Sparrow Project, Nov 15, 2013.
- Источник рисунка: Molly Crabapple - художница, писательница, активистка, участница протестов Occupy Wall Street, и просто красавица из Нью-Йорка.
- Дополнительная информация о Джереми Хаммонде: Free Jeremy Hammond.


____________ ____________

Tags: США, аресты, демократия, протесты, репрессии, слежка, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments