antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Классовая война.


«Богатые отличаются от нас», - сказал, как считается, Ф. Скотт Фитцджеральд Эрнесту Хемингуэю, на что Хемингуэй, предположительно, ответил: «Да, у них есть больше денег».
Беседа, которая не происходила в действительности, подвела итог умной мысли Фитцджеральда, которая ускользала от Хемингуэя. Богатые отличаются. Кокон богатства и привилегий позволяет богатым превратить всех окружающих в послушных рабочих, прихлебателей, льстецов и подхалимов. Разновидности богатства, которые проиллюстрировал Фитцджеральд в «Великом Гэтсби» и коротком рассказе «Богатенький мальчик» - класс людей, для которых люди - одноразовые товары.
Коллеги, партнеры, работники, кухарки, слуги, садовники, репетиторы, личные тренеры, даже друзья и родственники – сгибаются от прихотей богачей, или исчезают. Как только олигархи достигают неконтролируемой экономической и политической власти, какую они имеют в США, граждане тоже становятся одноразовыми.

Публичное лицо олигархического класса почти не похоже на истинное лицо. Я, как и Фитцджеральд, в юном возрасте был брошен в среду высшего класса. В 10-летнем возрасте меня отправили, как успевающего ученика, в эксклюзивную школу-интернат в Новой Англии. У меня были одноклассники, чьи отцы (которых они редко видели) приезжали в школу на своих лимузинах в сопровождении личных фотографов (а время от времени – личных любовниц), так пресса могла получать фотографии богатых и знаменитых мужчин, играющих роль хороших отцов.

Я проводил время в домах ультра-богатых и властных людей, наблюдая за моими одноклассниками, которые, будучи детьми, жестко командовали окружающими мужчинами и женщинами, которые работали их шофёрами, поварами, няньками и слугами. Когда сыновья и дочери богачей попадали в серьёзные неприятности – для их защиты всегда были адвокаты, журналисты и политические персонажи. Жизнь Джорджа У. Буша – хороший пример коварных возможностей для богатых. Богачи наделены снобистским презрением к бедному и среднему классу, несмотря на отлично пропагандируемые акты филантропии. На эти низшие классы смотрят как на неприятных и неотёсанных паразитов, которых нужно терпеть, время от времени утихомиривать, и всегда управлять ими, с целью получить больше денег и власти.

Моя ненависть к власти, вместе с моим отвращением к претенциозности, бессердечности и исключительности прав для богатых, возникли в результате жизни среди привилегированных. Это было очень неприятное время. Но оно открыло мне их ненасытный эгоизм и гедонизм. Когда я был мальчиком, меня учили те, кто был моими врагами.
Неспособность понять патологию наших олигархических правителей – одна из главных наших проблем. Мы ослеплены развращённостью нашей правящей элиты, благодаря пропаганде, которая работает во имя корпораций и богачей. Покорные политики, невежественные журналисты и наша пресная, финансируемая корпорациями, массовая культура, которая представляет богатых в качестве вождей, чтобы убедить нас, что через усердие и тяжёлую работу мы сможем присоединиться к ним – всё это мешает нам увидеть правду.

«Это были легкомысленные люди, Том и Дэйзи», - писал Фитцджеральд о богатой паре в центре жизни Гэтсби. – «Они ломали вещи, и отступали назад в свои деньги и своё безграничное легкомыслие, или в что-то ещё, что объединяло их, и позволяли другим людям разгребать тот бардак, который они устроили».
Аристотель, Николо Макиавелли, Алексис де Токвиль, Адам Смит и Карл Маркс – все начинали с предпосылки, что существует естественный антагонизм между богачами и массами. «Те, кто владеет слишком большим количеством успеха, силы, богатства, друзей и т.п. – не хотят и не способны подчиняться власти», - написал Аристотель в «Политике». – «Зло начинается дома; когда они ещё мальчики, из-за роскоши, в которой они воспитываются, они никогда, даже в школе, не усвоят привычку послушания».

Эти философы знали, что олигархи обучены механизмам манипуляции, тонкостям откровенных репрессий и эксплуатации, для защиты, за наш счёт, их богатства и власти. На первом месте среди их механизмов управления стоит контроль идей. Правящие элиты гарантируют, что истеблишмент интеллектуального класса подчинён идеологии, которая оправдывает их жадность – в нашем случае: свободные рынки, капитализм и глобализацию.

«Идеология власти – ничего, кроме идеального выражения доминирующих материалистических отношений», - написал Маркс – «доминирующие материалистические отношения воспринимаются как идеи».
Всеобщее распространение идеологии капитализма свободного рынка посредством СМИ и зачистка критиков, особенно среди ученых, позволили нашим олигархам организовать самое большое неравенство доходов в индустриальном мире. Высший 1 процент в США владеет 40% национального богатства, в то время как низшие 80 процентов имеют только 7% богатства, - как написал Джозеф Э. Стиглиц в «Цене неравенства».

За каждый доллар, который накопил самый богатый 0,1% в 1980 году, они ежегодно дополнительно получали 3 доллара к 2008 году, - объяснил Дэвид Кэй Джонсон в статье «9 фактов о налогах, которые вы не должны знать, по мнению богачей». Джонсон говорит, что нижние 90% за тот же период получили только 1 цент. Теперь половина страны определяется как бедная или с низким доходом. Реальная ценность минимальной зарплаты с 1968 года упала на 2,77 доллара. Олигархи не верят в самопожертвование на пользу обществу. Они никогда этим не занимались. И никогда не будут. Они – рак на теле демократии.

«Мы, американцы, как обычно считается, не являемся покорными людьми, но, конечно, мы - покорные», - пишет Уэнделл Берри. – «Иначе, почему ещё мы позволили разрушить нашу страну? И почему ещё мы вознаградили разрушителей? Почему ещё мы все участвовали в её разрушении – через полномочия, которые мы отдали жадным корпорациям и коррумпированным политикам? Большинство из нас всё ещё слишком разумны, чтобы гадить в свою тарелку, но мы позволяем это делать другим, и вознаграждаем их за это. На самом деле, мы вознаграждаем их настолько хорошо, что те, кто гадит в нашу тарелку более богат, чем мы все. Почему мы покорны? Потому что мы не достаточно радикальны. И потому что мы не достаточно полноценны, что то же самое».

Развитие олигархического государства предлагает стране, согласно Аристотелю, два пути. Обедневшие массы совершают революцию, чтобы выправить неравенство в распределении богатства и власти, или олигархи устанавливают жестокую тиранию для удержания масс в насильственно порабощённом состоянии. Мы выбрали второй из вариантов Аристотеля. Небольшое развитие, которого мы достигли в начале XX-го века, благодаря профсоюзам, государственному регулированию, Новому курсу, судам, альтернативной прессе и массовым движениям, теперь отменены. Олигархи обратили нас – как они делали в XIX-м веке на металлургических и текстильных фабриках - в одноразовых людей. Они строят самый всеобъемлющий аппарат гос. безопасности и слежки в истории человечества, чтобы удерживать нас в покорности.

Это неравенство не взволновало бы большинство наших Отцов-основателей. Отцы-основатели, в основном богатые рабовладельцы, боялись прямой демократии. Они сфальсифицировали наш политический процесс, чтобы помешать народным правам и защитить права наследственной аристократии. Массы необходимо держать в страхе. Коллегия выборщиков, первичная власть штатов, назначающая сенаторов, лишение женщин гражданских прав, коренные американцы, афроамериканцы и люди без собственности – большинство людей исключены из демократического процесса с самого зарождения республики.

Мы должны были бороться за наш голос. Сотни рабочих были убиты, тысячи ранены в наших трудовых войнах. Насилие затмило трудовые сражения в любой другой индустриальной стране. За наши демократические достижения боролись и заплатили кровью аболиционисты, афроамериканцы, суфражистки, рабочие и активисты антивоенных и правозащитных движений. Наши радикальные движения, подавляемые и безжалостно уничтожаемые под флагом борьбы с коммунизмом, служили настоящими двигателями для борьбы за равенство и социальную справедливость.

Нищета и страдания, причинённые рабочим в XIX-м веке олигархическим классом вернулись в наши дни, когда мы лишены защиты. Инакомыслие снова стало преступлением. Меллоны, Рокфеллеры и Карнеги в конце прошлого столетия стремились построить страну повелителей и рабов. Современное корпоративное воплощение этой олигархической элиты XIX века построило глобальный неофеодализм, в котором рабочие на всей планете трудятся в нищете, пока корпоративные олигархи накапливают сотни миллионов на личных счетах.

Классовая борьба определяет большую часть истории человечества. Маркс правильно это показал. Чем раньше мы поймём, что мы пойманы в ловушку смертельной войны с нашими властями, корпоративной элитой, тем скорее мы поймём, что эту элиту необходимо свергнуть. Сейчас корпоративные олигархи захватили все учреждения системы власти в США. Выборные политики, внутренняя безопасность, судебная власть, наши университеты, искусство и финансы, а также все формы коммуникации находятся в руках корпораций. Наша демократия с фальшивыми спорами между двумя корпоративными партиями – это бессмысленный политический театр. Внутри системы нет никакой возможности бросить вызов Уолл-Стрит, топливной промышленности или военным спекулянтам. Единственный путь, оставшийся у нас, о котором знал ещё Аристотель, это революция.

Это не что-то новое. Богатые, на протяжении всей истории, искали способы поработить и снова поработить массы. И массы, на протяжении всей истории, время от времени просыпались, чтобы сбросить свои цепи. Непрерывная борьба в человеческих обществах с деспотической властью богачей за справедливость и равенство лежит в основе романа Фитцджеральда, который использует историю Гэтсби, чтобы вынести неумолимое обвинение капитализму. Фитцджеральд читал «Закат западного мира» Освальда Шпенглера, когда писал «Великого Гэтсби». Шпенглер предсказывал, что поскольку западные демократии умерли и окаменели, класс «состоятельных головорезов» заменит традиционную политическую элиту. Шпенглер оказался в этом прав.

«Существуют только две или три человеческих истории», - написала Уилла Кэсер, - «и они продолжают повторяться, так отчаянно, как будто никогда раньше не происходили».
Качели истории ещё раз забросили олигархов в небеса. А мы сидим на земле, оскорблённые и сломленные. Это старая битва. Она разгоралась множество раз в истории человечества. Видимо, мы никогда не учимся. Настало время снова взять в руки вилы.


Источник: Hedges: Let’s Get This Class War Started, Chris Hedges, Truthdig, October 20, 2013.

____________ ____________

Tags: Крис Хеджес, США, демократия, идеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments