antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Ожидания после Катрины и Сэнди.


Эл Обри (Al Aubry) и его семья прожили в трейлере FEMA (Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям) в Новом Орлеане почти три года, ожидая сноса и восстановления своего полностью разрушенного дома после урагана Катрина. Сейчас, десять месяцев спустя после урагана Сэнди, Дебора Тернер (Deborah Turner) и её семья также понимают, что они не смогут в ближайшее время вернуться в свой дом в Брике (Нью-Джерси).
В восьмую годовщину урагана Катрина семьи по штатам Нью-Йорк и Нью-Джерси задают те же самые вопросы, которые беспокоили жителей Мексиканского залива, как например Обри. И наверно, самый главный вопрос весьма прост: Когда я смогу пойти домой?

29 августа 2005 года ошеломляющие 250 тысяч жителей Нового Орлеана были переселены, когда дамба и стена от наводнения разрушились во время урагана Катрина, затопив более 80% города. Как написало Бюро переписи США: «беспрецедентное переселение почти всего города не было похоже на что-либо в национальной истории».
Через 15 месяцев после удара Катрины 100 тысяч жителей всё ещё проживали во временных трейлерах FEMA, а десятки тысяч были разбросаны по всей стране. Неспособность правительства справиться с кризисом стала самым важным последствием шторма. (Один федеральный судья даже вынес решение, что программа помощи FEMA была неконституционной и неэффективной, сравнив её с чем-то из романа Кафки).

Городской фермер Эл Обри и его семья были одними из сотен тысяч людей, запертых, в так называемых «временных», и, как сообщалось, токсичных, трейлерах, после того, как их дом в Джентильи (Новый Орлеан) был разрушен штормом. Он занялся выращиванием сада, чтобы справиться с переживаниями из-за ожидания, когда власти города снесут его дом и из-за денег, которые могут понадобится для постройки нового дома.
В первый год после шторма, Обри купил миниатюрное дерево, чтобы отпраздновать в трейлере Рождество. На вторую годовщину урагана, у него была грядка моркови, зелёных бобов, зелёного лука, кабачков и других овощей снаружи двух комнатной постройки. На его бывшем доме висело розовое уведомление о том, что он будет снесен в течение 30 дней. Но крайний срок наступил и прошёл. А Обри продолжал ждать.

«Как так случилось, что мы не можем вырваться из этого места, не можем двигаться дальше, восстановить наш дом и жить нормально, как другие люди в Америке?», - спрашивает он. – «Вся Америка говорит: «Ну, все эти люди в Новом Орлеане, если бы они просто потянули себя за шнурки и начали сами себя спасать»… Мы можем построить себе дом, позвольте нам это сделать. Если бы у меня не было сада, я бы сошёл с ума от всего этого», - говорит он.

Ожидание затянулось так ужасно долго, что в феврале 2008 года, почти через два с половиной года после шторма, кандидат в президенты Барак Обама приехал в Университет Тулана в рамках тура поддержки таких людей как Обри, которые «томились в трейлерах». Менее, чем через шесть месяцев, FEMA отобрало назад оставшиеся трейлеры. Но деньги на восстановление необязательно следовали за этим, вынуждая такие семьи как Обри разбредаться, самостоятельно отыскивая себе временное жильё. В конце концов, в 2011 году, Обри и его жена начали строительство нового дома, через шесть лет после шторма.

FEMA и правительство Буша были сильно раскритикованы за запутанное и, как некоторые полагали, специально осложнённое переселение и процесс оказания помощи. Но даже если FEMA и пыталось научиться на своих ошибках, это не помешало тысячам людей Нью-Йорка и Нью-Джерси оказаться пойманными в ту же ловушку, что и семья Обри.

Трейлер FEMA стал символом систематического пренебрежения и неудачи в борьбе с последствиями стихийного бедствия. Поэтому, неудивительно, что мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг объявил, что городу трейлеры не нужны; он и другие чиновники были полны решимости предотвратить повторение последствий Катрины. Только несколько десятков трейлеров перебрались через реку до 300-мильной опустошенной береговой линии Нью-Джерси, простиравшейся от округа Берген до залива Делавэр. (А правила FEMA запрещают установку трейлеров в затопленных местах, которые агентство игнорирует после последних стихийных бедствий, чтобы разъяснить общественности ограничения откачки).

Нью-Йоркцы, пострадавшие от Сэнди, вынуждены были прибегать к дешёвой смеси программ рентной помощи и недолго жившей инициативы Быстрого ремонта, которые лишь слегка затронули необходимые потребности. Тем временем, власти Нью-Джерси создали комплексную систему правил и правительственного надзора, с настолько жестким контролем, что администрация штата подбирает подрядчиков для домовладельцев, а проекты должны соответствовать короткому списку, утверждённому чиновниками штата. Вся эта бюрократия создала суповой набор программ и мероприятий, которые стали большой иронией для республиканцев во главе с губернатором Крисом Кристи, которые проповедуют невмешательство власти. А также, это стало головной болью для таких простых жителей как Дебора Тернер, которые пытались оправиться от последствий шторма.

Впервые мы встретились с Тернер в People’s Pantry (Народная Кладовая) – центре помощи жителям в Томс Ривер (Нью-Джерси). Размещённая на 20,000 кв. футах пещерообразного магазина, около торговой площади в пригороде, на Фишер-бульвар, Кладовая стала постоянным объединяющим элементом для сообщества. Подобно многим другим жителям среднего класса, находящимся в неопределённом положении, Тернер впервые приехала в Кладовую в январе в поисках помощи. В результате она стала добровольцем, когда поняла, что там нужна помощь в распределении пожертвований среди более 5000 семей, которые были зарегистрированы для еженедельной помощи. С тех пор она вошла в число крошечного штата центра, в роли координатора пожертвований.

Во время нашей беседы, Тернер и младший сотрудник центра играли с её маленьким сыном, Карсоном «Ураганом» Тернером, который родился через два месяца после шторма. Тернер объяснила, что она и её муж, бывший полицейский, разобрали дом, чтобы удалить плесень на полу и стенах. И они ожидают финансирование ремонта, чтобы получить возможность вернуться домой.

Несколько недель спустя, мы встретились с Тернерами в их доме в Брике (Нью-Джерси), в котором никогда не жил их новорождённый сын. Их район состоит из сети узких улочек, петляющих между шоссе и водных каналов в венецианском стиле, которые местные жители называют лагунами. Задний двор каждого дома ограничен чёткими линиями воды, связанными с заливом. Стайки детей бегают внутри и снаружи домов. И даже при том, что только горстка жителей вернулась ко времени нашего визита, несколько лодок дрейфовали вниз по водному пути, словно это был обычный летний день на берегу Джерси.

К сожалению, беда Тернер, когда она, её муж, молодая дочь и собака должны были убежать в соседний дом, а позже были эвакуированы, как только уровень воды вокруг повысился, испортила вид их сельского района. Подобно десяткам тысяч домовладельцев в Нью-Йорке и Нью-Джерси, Тернер изо всех сил пытается остаться на плаву среди гор документов, изменяемых правил и ипотечных платежей, которые делают невозможным отремонтировать дом или уехать отсюда.

«Единственное, что они не запросили, это образец ДНК», - сказала она, описывая бесконечные заявления на помощь в ремонте. – «Они должны знать всё. Я не смогла получить ни один грант, потому что не могу найти номер социального обеспечения своего маленького сына. Я спросила: «Зачем вам нужен его номер социального обеспечения? Он грудной ребёнок». Они ответили: «Нам нужно всё это». Мне это понравилось: «Вы думаете, я его выдумала? Он сидит прямо здесь!»»

На данный момент, FEMA дважды теряли документы, которые им давала Тернер. И даже, хотя она получила страхование от наводнения, этого недостаточно для ремонта и перестройки дома. Она так расстроена, что убежала бы со своего участка, если бы не ипотечное обязательство и ссуда, которые она всё ещё должна платить за свой дом.

В прошлом ноябре многие банки обещали дать домовладельцам, пострадавшим от Сэнди, 90-дневную паузу в выплатах по ипотеке, а Fannie Mae и Freddie Mac пообещали паузу в один год. Но многие говорят, что им предложили паузу только на две недели, или вообще ничего не предложили.

Тернер и её семья живут в доме в соседнем городе Томс Ривер, получив рентную помощь FEMA, в ожидании основной программы помощи. Они до сих пор живут около воды, которая её нервирует, но она видит многих людей в Народной Кладовой, которые не смогли найти арендное жильё и живут в намного более сложном положении. И работа там помогает ей заниматься важными делами и продвигаться вперёд.

«Это помогает мне заполнить день, поэтому дома, или когда собираюсь возвращаться домой, я не думаю, как всё плохо», - объясняет она. – «Я думаю, что это делает меня лучшей матерью для моих детей, потому что я не хандрю… Чем больше вы общаетесь с людьми, тем меньше чувствуете себя одинокой, чувствуете себя лучше, потому что вы не в одиночку проходите через всё это».


Источник: The Time in Between: Waiting after Katrina and Sandy, Sandy Storyline, Creative Time Reports, August 29, 2013.

____________ ____________

Tags: США, бедность, демократия, неолиберализм, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment