January 17th, 2021

Экономика больше похожа на литературу, чем на науку.


Когда выступают экономисты, скорее всего, вы слышите много статистики. Именно такой оказалась и речь председателя ФРС Джерома Пауэлла в Национальной ассоциации для бизнес-экономики 6 октября. За первые две минуты он упомянул головокружительный диапазон экономических показателей: рост, уровень безработицы, инфляцию личных потребительских расходов, участие в рабочей силе, повышение производительности, увеличение реальной зарплаты и т.д.. Но если вы вслушаетесь в его слова, то заметите, что он редко приводит реальные цифры. Это потому, что Пауэлла, как и всех вообще экономистов, больше интересует направление, в котором движутся цифры, а не сами цифры. Уровень безработицы высокий или низкий? Индекс Dow растёт или падает? ВВП направляется вверх или вниз?

Иными словами, Пауэлл просто рассказывает историю. И хотя экономисты всегда хотели, чтобы их деятельность считалась точной наукой - отчасти эти мечты привели к выделению нобелевской премии по экономике - я пришла к выводу, что экономика ближе к литературе, чем к физике или химии. Как литературовед, изучающий экономику и её историю, я обнаружила, что осознание сходства экономистов с романистами помогает нам лучше понять их заявления. И те и другие рассказывают истории. Понимание этого помогает оценить достоверность их рассказов.
Collapse )