February 21st, 2017

20 лет лжи о ГМО.


В 1994 году помидор Flavr Savr стал первым коммерческим генетически-модифицированным продуктом питания, который получил разрешение на продажу людям. Учёные калифорнийской компании Calgene (которую через несколько лет купила Monsanto) добавили к обычному помидору определённый ген, который влиял на конкретный растительный фермент и отодвигал время гниения. Администрация по пищевым продуктам и лекарствам США (АППЛ) признала этот помидор безопасным. С тех пор США и Канада разрешили множество ГМ-культур, в то время как Европа тормозит их распространение. Только пять стран ЕС – Чехия, Португалия, Румыния, Словакия и Испания – выращивают ГМ-культуры, но в таком незначительном объёме, что все пять стран производят менее 0,1% в общемировом масштабе. Видимо, Европа правильно отказалась от ГМ-культур. Недавно New York Times опубликовала статью, которая показала, что ГМ-культуры не могут достичь двух главных целей этой технологии: увеличения урожайности и сокращения пестицидов.

В частности, в последние годы пестициды оказались под жёсткой критикой, не только из-за негативного воздействия на здоровье человека и животных, но и из-за уничтожения насекомых-опылителей, особенно, пчёл, которые опыляли треть фермерских культур. Хотя осведомлённость потребителей о воздействии пестицидов выросла, борьба за то, какие продукты считать безопасными, всё ещё безрезультатна. Дэнни Хаким, опубликовавший статью в New York Times, отмечает, что в этой борьбе «упускается более серьёзная проблема - ГМ-технологии не увеличивают урожаи и не сокращают использование химикатов». После анализа независимых, академических и корпоративных данных со всего мира Хаким обнаружил, что «США и Канада не получили заметного преимущества в урожаях, по сравнению с западной Европой». Кроме того, Национальная академия наук опубликовала недавно доклад, показывающий, что «очень мало доказательств немедленного увеличения урожаев на фермах США при использовании ГМ-культур, по сравнению с периодом до их использования».
Collapse )