antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Долгий день в Стамбуле.


Стамбул, 12 июня, 10:57.

Дорогие люди.
Накануне нападения я сидел в Интернациональном углу, беседуя с турецкими товарищами о следующем этапе подъёма демократии. В девять утра в каждом углу парка Гези проходили собрания. До сих пор протесты организовывались людьми, которые начали их. Это были те, кто обнародовал пять требований. Но они не представляли всех. И поэтому, организация собраний в каждой части парка Гези - способ привлечения всех протестующих к ежедневной политике парка.


Около четырёх я иду, чтобы увидеть восход солнца над баррикадами. Там две главные дороги ведут вниз. На одной — 14 рубежей обороны, на другой — 8. Каждый из них защищают разные люди, отстаивающие разные убеждения. На одной дороге расположены политические баррикады — та, что больше — с коммунистами на первом рубеже и националистами на втором, на другой дороге расположены футбольные баррикады — с фанатами Бешикташа на первом рубеже, и фанатами Фенербахче далее. Я беседую с защитниками каждого рубежа. Это самые дружелюбные и щедрые люди, которых я когда-либо встречал. Они благодарят меня за поддержку, они никогда не отказывают в еде, воде, шоколаде, и во всём, что у них есть. Сейчас они спокойны. До четверга никто всерьёз не ожидает нападения, потому что накануне должна состояться встреча с чиновниками из правительства.

Однако, около шести лагерь взбудоражен общей тревогой. Люди несутся к медицинской палатке, где раздаются респираторы и очки для защиты от слезоточивого газа. Защитники бросаются на платформу, стоящую перед площадью. Всё тихо. Тревога была ложной.

В 7:30 она воплотилась в реальность. Все рубежи обороны оказались бесполезными. Полицейские ворвались через чёрных ход. Они уже на площади, на западной и восточной стороне. Необходимо знать, что парк Гези напоминает крепость или акрополь, в который можно попасть по лестнице. Атака может столкнуться с трудностями, если защитники полны решимости. Видимо полиция не собирается идти в лобовую атаку. Главная её цель — Культурный Центр Ататюрка. Они хотят сбросить транспаранты с революционными лозунгами. Наши элитные защитники — в основном, футбольные фанаты, анархисты и курды — выбегают на площадь, чтобы отвлечь полицейских. Но большинство из нас — против насилия. Они садятся напротив танков, и сцепляют руки перед полицией, чтобы не дать нашим людям бросать камни. Им это удаётся. Столкновений не произошло, но полицейские захватили здание. Они сбрасывают вниз все транспаранты, за исключением двух. Турецкого флага и изображения Ататюрка.


Но на западной стороне произошло столкновение на строительной площадке. Я и Джек ведём с линии фронта прямое видео-вещание в интернет. Полицейские нападают с использованием водяных пушек, слезоточивого газа и свето-шумовых гранат. В ответ, наши мальчишки бросают камни, фейерверки, и стреляют из рогаток, вынуждая полицейских построиться в греческую фалангу. Слезоточивый газ рассеивает людей, но как только облако поднимается в небо, все снова собираются. Баррикады строятся с поразительной скоростью. Позади них группируются защитники, колотя палками по металлу, чтобы напугать противника.

Полиция идёт в повторную атаку. Мы продолжаем обороняться. Летят коктейли Молотова. Одежда разрывается на куски, чтобы использовать их для кидания камней. Снова пущен слезоточивый газ. На самом деле, полиция использует два типа слезоточивого газа. Обычный CS-газ, чем-то похож на плотный дым новогодних фейерверков, только намного более плотнее. Оранжевый газ более противен. Он прилипает к коже, и начинает раздражать её, особенно, в сочетании с водой и потом. Защитные очки и респираторы дают некоторую защиту, необходимую для временного отступления. Единственная проблема — через эти очки почти ничего не видно.

Это сражение будет продолжаться весь день и всю ночь, с перерывами на ланч и чай. В качестве тактической медиа-команды, мы бежим на первый и второй рубежи обороны, чтобы транслировать события в прямом эфире, а затем возвращаемся в медиа-палатку для перезарядки батарей, и другая команда занимает наше место. Редактирование видео-потока происходит в Измире для турецкого вещания, и в Портленде — для глобального вещания.
Во время второй волны нападения, около 9:30, одна водяная пушка загорелась. Полиция должна была применить другую водяную пушку, чтобы потушить пожар. Люди на стенах нашей крепости, наблюдая за площадью, кричали и аплодировали.


Полиции так и не удалось достигнуть серьёзных успехов на западной стороне. После третьей волны нападения, около 11 часов, они были остановлены и их стала окружать толпа людей. Поэтому они снова пошли в атаку. Люди разбежались, и снова собрались в одно мгновение.
В лагере наблюдалось постоянное движение людей с носилками, которые выбегали наружу и заносили внутрь раненных. Для облегчения их быстрого перемещения, люди сформировали линию, открытую на главную дорогу к больнице. Весь день машины скорой помощи носились туда и обратно.

В полдень мы продолжали владеть западной стороной и большей частью площади. Сотни людей взялись за руки, защищая их, и полицейские отступили к восточной стороне. Было удивительно смотреть, как они шли назад между двумя линиями людей, скандировавших хором и стоящих плечом к плечу против фашизма. Таксим был наш, Стамбул был наш. Это было шествие позора, оно напоминало мне пленных варварских солдат, которых заставляли маршировать по улицам Рима.


В какой-то момент показалось, что всё закончилось. Полиция захватила угол площади. Они разрушили баррикады, и мы ждали их окончательного отступления.
Наступило время обеда, и всё вдруг стало мирным и тихим. В лагере большинство людей занялись своими обычными делами. Полицейские сняли шлемы. Они сидели в тени, беседовали, ели и курили. Некоторые из них спали на щитах, другие играли в карты. Это было странное зрелище. Ублюдки выглядели почти как люди.

Но около 14:00, когда крик из мечети позвал людей на молитву, полицейские напали снова. Они пустили слезоточивый газ прямо в лагерь. Наши защитники надели свои шлемы и побежали на площадь, чтобы встретить их. Подъехали водяные пушки. Сражение на западной стороне началось снова. Баллон слезоточивого газа отлетел от тротуара и просвистел прямо у меня между ног, когда я бегал в поисках укрытия. Мы вынуждены были оставить Таксим и вернуться в лагерь через другой вход. Когда я вернулся в парк, атмосфера была подавленной. Люди сомневались сможем ли удержать парк.


Один из моих турецких товарищей повернулся ко мне. «Пожалуйста, покиньте парк. Я хочу, чтобы Вы были в безопасности. Это не Ваша революция».
Я чуть не рассердился. «Конечно, моя. Мы — одно человечество. Каждая революция — моя революция». Он, кажется, не понимал, что сопротивление турецких граждан в парке Гези — основной источник вдохновения для людей во всём мире. Для меня не просто удовольствие быть здесь, для меня это честь.

Около 16:00, я делаю перерыв. Мне удаётся поспать несколько драгоценных минут, пока полиция не начала снова бомбить парк слезоточивым газом. Меня разбудил дым. Я хватаю респиратор, очки, свою камеру, и бегу к западной стороне, где продолжаются столкновения. Они удерживают свои позиции. Одна баррикада горит. Горит фургон. Но, что важнее, ветер переменился в нашу пользу. Слезоточивый газ и дым теперь относятся к шеренге полицейских. Через некоторое время мы отгоняем их в один из переулков. Построена баррикада, которую сразу подожгли, чтобы устранить возвращение полиции. Я обхожу всё вокруг и вижу, как полицейские отдыхают в одном из баров и пьют кофе.


К концу дня, люди прямо с работы приходят на Таксим, чтобы присоединиться к защите парка. Около 19:00 площадь заполнена. Теперь, нас уже более 50 тысяч, мы поём, скандируем и празднуем. Полиция на краю. У них приготовлено шесть водяных пушек. Это главный момент дня. Все, и левые и правые, объединились против Тайипа Эрдогана. Около 20:00 интернет пропал, и через тридцать секунд полиция обрушила на толпу слезоточивый газ. Это было ничем не спровоцированное преступление, которое вызвало паническое бегство и, вероятно, привело к гибели людей. Это был единственный момент того дня, когда я испугался за свою жизнь, толпа продавливала себе дорогу по лестнице в парк. В добавление к хаосу, многие люди, включая меня, не ожидали газовой атаки и не приняли мер предосторожности. Ослеплённые, задыхающиеся, кричащие, кашляющие, плюющие и блюющие мы продвигались в относительно безопасный парк. К счастью, всегда есть люди, готовые промыть ваши глаза молоком, чтобы ослабить отвратительное действие газа.


Свирепая газовая атака на 50-тысячную толпу совершенно разозлила людей. С наступлением темноты загорелось всё, что могло гореть. И поэтому уличные фонари были выключены. Единственное, что можно было видеть — апокалиптическое зрелище костров и демонических силуэтов, танцующих вокруг них. Воздух был насыщен дымом. Барабанщики выстукивали свою музыку для поднятия нашего духа. А вскоре интернет снова пропал, и полицейские пошли в очередную газовую атаку.

Мы уехали на поиски интернета. На своём пути мы встретили несколько тысяч человек, идущих на защиту площади, они были ко всему готовы — в шлемах и в противогазах.
На западной стороне столкновения продолжались всю ночь. Около полуночи люди начали эвакуировать часть своих вещей, на случай сдачи парка. Машины скорой помощи тормозили одна за другой, забирая раненых из лазарета в больницу. Рядом раздавали чай.


Будучи операторами, мы тоже решили эвакуировать свою аппаратуру после полуночи, и перегруппироваться в Политехническом Университете для создания нового информационного центра. Это было сделано вовремя. В 1:00 полиция атаковала восточную сторону с использованием водяных пушек. Защитники бросились туда и увидели разрушенные баррикады. Полиция специально бомбила газом лазарет три раза, пытаясь пробиться на восточную сторону. И это — далеко не единственное преступление дня. Ранее, власти провели массовые аресты защитников прав человека.

Мы покинули парк вскоре после 1:00. Мы чудом избежали ареста, притворившись туристами, и выбрались в безопасное место.
Во вчерашних столкновениях было ранено более 1000 человек. По крайней мере, у 16 были переломы костей черепа. Этим утром, когда мы вернулись в парк, там поднимался дым сражений. Прошёл дождь, смыв следы. Баррикады были разрушены, мы потеряли площадь, но продолжаем удерживать парк.




























Источник: The Longest Day, spanishrevolution11.wordpress.com, 12 June 2013.

____________ ____________

Tags: Турция, аресты, демократия, полиция, протесты
Subscribe

  • Необходимость ликвидации США.

    26 февраля я побеседовал с Аджамой Баракой. Барака - ветеран массовых общественных организаций, чьи корни уходят в Движение чёрного освобождения,…

  • Ноам Хомский о военной угрозе.

    Современные события разворачиваются быстрыми темпами. Сталкиваясь с тревожной эскалацией по всему миру, мы надеемся, что наши самые уважаемые и…

  • Капитализм и экологический кризис.

    Последствия наводнения 2021 года в Бельгии. Я много говорю о разрушении нашей окружающей среды глобальной системой, в которой человеческое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments