antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Разрешённый повседневный терроризм.


15 апреля 29-летняя Кристл Кэмпбелл, 23-летняя Лу Линджи и 8-летний Мартин Ричард вышли из дома, чтобы посмотреть как бегуны пересекают финишную линию на Бостонском Марафоне. Они и их родственники думали, что они, как всегда, вернутся в тот же день. Но они не сделали этого. Как известно всему миру, Кристл, Лу и Мартин были убиты, а 170 других человек были ранены в тот день в результате взрывов бомб.
В том же штате Массачусетс, 28 января Джузеппе Кракчиола и Дэвид Фрэнк-старший пошли на работу, а на другой день это сделал Хосе Ролдан. Они и их родственники тоже думали, что они, как всегда, вернутся домой тем же вечером. Но они не сделали этого. Джузеппе, Дэвид и Хосе, вместе с другими 60-ю жителями Массачусетса были убиты, а более 80000 человек были ранены на работе в 2011 году, последнем году для которого доступна полная статистика. По всем штатам число жертв на работе невероятно: 18 смертей и более 11000 ранений каждый день.

Смерть каждого — потрясение, разбивающее сердце. И всё же, люди имеют право сами обратить внимание на эти сравнения.
Сколько телевизионных фургонов, сколько миль газетных полос, сколько гигабайт видео с мест трагедий, сколько сочувственных слов, сколько дней вещания новостных каналов были посвящены рассказам о трагедиях, которые разрушили огромное число жизней?
Как быстро правительственные чиновники приспускали в трауре флаги в каждом конкретном случае?
Сколько было сделано обещаний «дойти до конца земли», чтобы арестовать виноватых?
Эти семьи — менее терроризированы, несмотря на то, что их любимые в добром здравии однажды утром говорят «до свидания», а через несколько часов разрезаются, ослепляются, сжигаются, теряют руки и ноги?

Руководства корпораций, которые постоянно игнорируют предупреждения о нарушениях техники безопасности, или лоббисты и политики, которые тайно сговариваются сократить количество инспекций рабочих мест, и полностью осознающие возможные последствия этого - более уважаемы, чем террористы изготавливающие бомбы?
Почему «герои», которые помогали жертвам в одной трагедии хвалятся и прославляются, а «разоблачители», которые пытаются предотвратить другие трагедии, скорее всего, будут уволены?
Стоит ли волноваться из-за того, что президент может использовать невинные жертвы терактов для расширения слежки и увеличения затрат на вооружения, чтобы сделать нашу жизнь «безопаснее», но в другом случае он даже не осмелится назвать убитых невинными жертвами, чтобы правящий класс не обвинил его в «классовой войне»?

А как вам хитрая Уловка-22, особо эффективная вкупе с само-цензурой: невинные жертвы в Бостоне изображаются в сочувственных и гуманных терминами, с уважением к их жизням. А попытки использовать этот, настолько редкий, момент национального единства для того, чтобы лучше разобраться в других замалчиваемых трагедиях, осуждаются как безжалостная эксплуатация несчастья. В 2014 или даже в 2023 годах, когда годовщины Бостонского Марафона снова объединят нас в воспоминаниях о человеческих страданиях, охранники статус-кво будут продолжать говорить, что ещё «слишком рано» и «слишком болезненно» пытаться расширить наше сострадание на жертвы трагедий, которые можно остановить, как например, война или смертельные случаи на рабочем месте.

Эти редкие моменты искреннего национального сочувствия чрезвычайно важны для нашего коллективного человечества - действительно важны - для нашего коллективного выживания. Когда ещё мы в состоянии по-настоящему сопереживать самым глубоким чувствам другого человека? Если на работе искалечен не наш любимый человек, новости о несчастном случае на работе в другом месте сразу забываются, как и другие происшествия. Если у нас не убили или не ранили родственника на войне, какова вероятность, что мы откроем сердца для боли и горя миллионов иракских семей, которые постигла та же участь?

Для каждого из нас очень важно развивать чувство сострадания. Во скольких штатах сегодня медицинская страховка покрывает психические заболевания, только потому, что у ведущего законодателя психически больна дочь? Как много людей задумываются о правах гомосексуалистов, пока они не понимают, что их любимый человек стал геем?
Мы все понимаем чувства человека, прошедшего пешком несколько миль. Но практика важнее. Дело не в воображении, дело во многих шагах.
Поэтому — да, правильно и необходимо скорбеть вместе с другими людьми по поводу трагически и невинно убитых и раненых в Бостоне, скорбеть с родственниками, которые долгие годы будут переживать эту боль. Но также — правильно и необходимо в этот редкий момент национального единства постараться расширить наше сострадание. Для этого не должно быть ограничений.


Источник: A Tale of Two Tragedies, Mike Ferner, Огайо, War Is A Crime, 22 April 2013.

____________ ____________

Tags: США, демократия, коррупция, терроризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment