antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Аресты журналистов в США.


Сегодня исполняется ровно год набегу на Зуккотти Парк, в котором Occupy Wall Street построили свой палаточный лагерь. Во время набега и после него, полиция арестовала множество журналистов и избили нескольких из них (не считая протестующих, которых избивали и арестовывали ещё больше). Это было одно из первых происшествий, когда стало совершенно ясно, что нью-йоркское полицейское управление и его сотрудники не испытывают никакого уважения к свободе прессы.
Джош Стернс (Josh Stearns) из Free Press зарегистрировал аресты и другие примеры преследования журналистов. А затем, в течении почти всего года, он фиксировал происшествия, в которых журналисты стали целью полицейских, и в основном те из них, кто освещал протесты. Стернс поговорил со мной о прошлом годе, о его связях со многими людьми для поддержания в работе его проекта отслеживания журналистских арестов, о его мыслях, и о той атмосфере, в которой журналисты ежедневно подвергаются преследованиям и/или арестам*.


Kevin Gosztola, сайт The Dissenter (что переводится: несогласный, инакомыслящий, диссидент): Что заставило Вас отслеживать аресты журналистов?

Josh Stearns, сайт Free Press: Впервые я начал отслеживать аресты журналистов в 2008 году, когда на съезде республиканцев в Сент-Поле были арестованы Эми Гудман и двое её коллег, а также - фотограф AP и сорок других журналистов. Это было в 2008 году, тогда мы организовали протесты на ступеньках мэрии Сент-Пола, чтобы призвать к освобождению этих журналистов и отмене всех обвинений против них. Как вы наверняка знаете, дело закончилось в прошлом году в пользу Эми Гудман и других арестованных журналистов.
В то время, мы только заносили данные в таблицы, но в 2011 году, когда я увидел начало арестов журналистов на Occupy Wall Street, я знал, что есть лучший способ организации данных. Я начал отслеживать их с помощью социальных сетей и Storify.

Сначала, это было просто желание зафиксировать одно или два происшествия, о которых я услышал. Но вскоре я понял, что это – нечто большее, чем просто пара людей, оказавшихся в не то время и в не том месте. В действительности, с людьми произошёл существенный сдвиг в деле игнорирования Первой Поправки.
Я всерьёз решил отслеживать эти вещи и рассказывать истории каждого ареста. Т.е. я не просто фиксировал, когда они арестованы и в чём обвинены, но и пытался изучить весь контекст ареста – что произошло, где, и чем это закончилось. Итак, я занимаюсь этим уже больше года, и мы увидели около 100 арестов журналистов за это время. В первую очередь – на Occupy-протестах, но я замечаю всё больше и больше арестов на протестах против трубопровода XL и в других местах, где журналисты освещают общественные волнения.

GOSZTOLA: Поговорим о журналистах, объединившихся для поддержки этих усилий, и как Вы смогли организовать целую сеть из людей.
STEARNS: Действительно, я смог сделать эту большую работу, благодаря моим блогам в Twitter, Facebook, Flickr и YouTube. Сначала, я в основном опирался на свои знания, и просто следил за происходящим. В любой момент у меня было открыто 20-30 колонок в TweetDeck, с различным поиском по ключевым словам, чтобы отслеживать все упоминания об арестах журналистов и подавлениях прессы. Но вскоре множество репортеров, занимающихся тем же, объединились вокруг созданного тега под именем #journarrest, который позволял людям сообщать всё, что они видели, а мне – отслеживать это.

Эта работа была действительно тяжела, я пытался получить подтверждение своим данным от двух или трёх независимых источников. Отчасти я делал это, чтобы выяснить всю картину, ведь часть информации приходила по социальным сетям, а относительно их надо быть осторожным, и проверять. Это было очень важной частью моей работы, и я делал её, часто выезжая на место событий. Со временем мы стали хорошими друзьями с журналистами, которые работали в Окленде, Нью-Йорке, Чикаго и Флориде, освещающие тамошние события и помогающие мне подтвердить их. Дошло до того, что я начал получать подсказки о событиях по электронной почте, прежде чем узнать о них из социальных сетей. Этот сетевой эффект стал действительно мощной помощью, благодаря которой я смог отследить аресты в течении всего года. Многие из этих журналистов (независимых и неформальных), которые находились на переднем крае, объединялись для поддержки друг друга в деле защиты Первой Поправки по всем штатам.

GOSZTOLA: Каковы Ваши мысли по поводу ситуации, которая возникла в первые месяцы Occupy-движения, когда у нас появилось гражданское общество и информационные организации, которые дали понять полиции Нью-Йорка, что они не собираются терпеть их поведение.
STEARNS: Я был очень воодушевлен этой реакцией, особенно после прошлогоднего набега на Зуккотти Парк, когда были арестованы 12 журналистов. Многие некоммерческие группы и группы свободной прессы объединились, чтобы заявить, что они возмущенны действиями нью-йоркской полиции в отношении журналистов. Мы видели пару открытых писем, пару закрытых совещаний, и полицию Нью-Йорка, продолжающую арестовывать журналистов до сих пор. Одна из мыслей, которую я, кажется, понял за последний год – тактика, по которой мы в течении долгого времени защищали свободу прессы всё ещё важна, жизненно важна, но одной её - не достаточно. Основная защита Первой Поправки происходит за закрытыми дверями, в залах суда, на встречах с начальниками полиции и т.д. И мы должны подключить к этому общественность. Всё чаще и чаще общественность встаёт бок о бок с журналистами и работниками прессы, освещая эти события. Первая Поправка касается всех.

Одна из причин, почему я думаю, что отслеживание этих арестов так важно – это публичный акт. Это место, где любой мог перепроверить мою работу. И любой мог помочь моей работе. Любой мог что-то засвидетельствовать. А также они могли… они могли посмотреть истории арестов журналистов из первых рук, и как это повлияло на них и их последующие репортажи. И я думаю, мы должны начать общественное обсуждение, чтобы выяснить новые угрозы Первой Поправке в цифровой век.

GOSZTOLA: На это обратили внимание международные группы, которые отслеживают свободу прессы во всех странах мира. Какова была Ваша реакция, когда это развилось в нечто большее, чем просто местная или национальная проблема?
STEARNS: Для меня было легко потеряться, до того я сильно сосредоточился на том, что происходило прямо перед нами, с Occupy-движением, с подавлением свободы прессы, так что, кажется, я упускал некоторые события, время от времени. Но когда Комитет Репортеров за Свободу Прессы (RCFP - Reporters Committee for Freedom of the Press) оценивал нас вместе с Комитетом по Защите Журналистов (CPJ - Committee for Protecting Journalists), и особенно, когда Репортеры Без Границ (RWB - Reporters Without Borders) понизили США на 27 позиций, поставив нас на 47-ое место в мире по уровню свободы прессы, в основном, из-за этих арестов, то это оказалось важным сигналом для меня и многих в журналистском сообществе – это не просто несколько случайных эпизодов. Это реальная, фундаментальная проблема, на которую мы должны обратить внимание, как нация. В действительности, это вписывается в большое количество примеров, которые мы видим – усиление правительственного наблюдения на всех уровнях, пресечение распространения информации и наказание разоблачителей. И я считаю, что международное давление и сопоставление делают очевидным, что это огромная проблема для Америки, так как это затрагивает наши главные ценности.

GOSZTOLA: Кажется, существуют два ключевых вопроса, которые надо решить. Первый – есть сотрудники правоохранительных органов, которые боятся присутствия людей. Второй – увеличение количества происшествий, в которых люди, осуществляющие право на видеозапись, подвергаются насилию. Как Вы считаете, эта тенденция влияет на количество арестов?
STEARNS: Если посмотреть на огромное количество нарушений Первой Поправки за последний год, то можно увидеть, что журналисты – часть этого. Думаю, что увеличение арестов и преследований граждан, использующих свои смартфоны и видеокамеры для записи действий полиции в общественных местах – ещё одна проблема. А также мы видим, по проходящим судебным делам в США от Иллинойса до Балтимора и Бостона, в которых обычные люди, вытащившие камеры и начавшие снимать происходящее, схватываются и арестовываются, а их записи удаляются, и т.п. Очевидно, это затрагивает проблему как Первой, так и Четвертой Поправки.

Думаю, что связь между тем, что происходит с журналистами на местах, во время протестов, и тем, что мы оказались в ситуации, когда возрастает количество полицейских и всех видов представителей властей в общественных местах – всё это нуждается в дополнительном анализе. Смартфоны на каждом углу, люди пишут в твиттер обо всём, что происходит. И этот уровень прозрачности, ответственности и свидетельского откровения - действительно может напугать многих в такой горячей обстановке. Поэтому, думаю, могут быть полицейские, которые действительно враждебно относятся к отслеживанию и видеозаписи событий, хотя сами полицейские используют ту же технологию для видеозаписи протестующих. Но даже полицейские не понимают, что эта видеозапись и новые цифровые устройства, помогающие людям делать новости – защищены Первой Поправкой. Поэтому, я был так взволнован в этом году, когда Министерство Юстиции рассмотрело вопрос о праве на видеозапись, и разослало по всем полицейским управлениям уведомление, что люди действительно имеют право делать видеозаписи в общественных местах, и это право действительно обеспечивается Первой Поправкой.

GOSZTOLA: Что вы скажете о том факте, что эти арестованные журналисты – одни из немногих людей, освещающих протесты, особенно неофициальные демонстрации по всей стране?
STEARNS: Мы видели, при освещении протестов за последние 10 лет, что люди, стремящиеся на передний край, и записывающие историю происходящего – независимые журналисты. Независимые они, или неофициальные, работающие над различными статьями, или блоггеры, или уличные журналисты – это не столь важно, похоже, мы наблюдаем людей, которые не связаны с центральными СМИ или связаны с небольшими новостными агентствами, которые подвергают себя опасности на переднем крае. Думаю, они будут только умножаться, т.к. мы наблюдаем рост увольнений в коммерческих СМИ, и расширение некоммерческих СМИ, куда прибывают всё больше и больше людей, и где они не имеют той правовой и традиционной защиты, которой пользуются журналисты центральных СМИ.

Они приходят туда по собственному желанию, и наказываются за это различными способами. Мы видим, что эти аресты оказывают влияние на их жизнь, через стресс и финансы, ведь они оплачивают свой залог и судебные издержки. Действительно, это проблемный и тревожный момент, который, думаю, угрожает независимой журналистике. В этом смысле, я стою за свободу прессы для всех людей, независимо о того, где они работают – в New York Times или в своём источнике, но я глубоко обеспокоен тем, какое воздействие оказывается на независимых журналистов или работников небольших новостных организаций, которые не защищены.
Итак, моя работа по отслеживанию арестов, одновременно является стремлением засвидетельствовать их, а также – призывом к некоммерческим организациям – подняться и защитить новые формы журналистики, и ко всем нам – понять, что все эти права журналистов - это наши права человека, права американцев, и наша обязанность – подняться на их защиту.

* Для получения дополнительной информации смотри награжденный Storify проект по отслеживанию арестов журналистов: «Регистрация арестов журналистов во время Occupy-протестов по всей стране».


Источник: Interview: Free Press’ Josh Stearns on Importance of Tracking Journalist Arrests (Интервью Джоша Стернса из Free Press о важности регистрации арестов журналистов), Kevin Gosztola, November 15, 2012.

____________ ____________

Tags: США, аресты, демократия, протесты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments